22.05.2024

Приключение ценой в жизнь

С первыми лучами июньского солнца отправляемся на поиски приключений. В планах нечто грандиозное, отчего даже визжать охота, да проходящие мимо работяги со своими кислыми минами прерывают такой порыв. 

От роскоши к запустению 

Так странно, казалось бы, километр назад проходили возле ворот знаменитого старорусского курорта, а сейчас уже подходим к заброшенной, Богом забытой, местности.

Повсюду мрачные мертвые здания, заросшие кустарники и деревья. Живут здесь бедно, скорее даже выживают. 

Выходя слегка за границу города, начинаем внимательно вглядываться в улицы и замечаем здания старой царской тюрьмы, которая еще недавно использовалась по назначению.

— А вот и ментовка, — радостно замечает мой товарищ.

Ментовка

«Ментовка» — ласковое обзывательство, вылетающее из уст подростков, местных ценителей и гуру заброшек. 

Уже на подходе к аварийному зданию, тучи навязчиво начинают сгущаться. На былое ясное небо больше нет и намека. 

За обшарпанным забором виднеются жутковатые четырёхэтажные здания из красного кирпича с аляповатыми пристройками по сторонам. Приходится пройти вдоль стены, чтобы отыскать вход, ибо главные железные ворота наглухо перекрыты.

Со временем тюрьма обветшала и уже не функционировала так, как было нужно, да и не вмещала необходимое количество арестантов. Тогда в 2012 году отдел полиции отсюда переехал, а тюремный комплекс опустел. Здания грабили и трижды поджигали: в августе и ноябре 2019 года, а также в феврале 2020 года. Новость об этом тогда облетела местные новостные паблики, оттого администрация, вероятно, и подсуетилась, повесив ржавый замок на такие же ржавые ворота.

Но едва ли это защищает от незваных гостей, ведь мы без особых трудностей находим внушающих размеров дыру в бетонной части забора и, не мешкаясь, проходим через нее.  

Тюремный за́мок

Старая ветхая постройка с массивными металлическими решётками на окнах напоминает тюремным за́мок.

Комплекс зданий тюрьмы в Старой Руссе построен в первые годы правления императора Александра III, в 1883 году. 

При виде масштабов заброшенной местности, решимость в исследовании обретает новые краски. Толпой заходим в просторную аварийную постройку, в спортзал. Множественные двери настораживают.

Младший из нашей компании решается пойти против толпы. Ретироваться, другими словами.

— Я к выходу пойду, да прослежу, чтобы никто из чужих не залез. Идите без меня.

Мы, конечно, сразу улавливаем истинные помыслы приятеля и определяем в касту тру‌сов, отправляя восвояси. 

На этом моменте сразу же вспоминаются предсказуемые и однотипные сюжеты фильмов ужасов: осторожные зануды, вроде нашего молодого друга, не умирают и остаются единственными свидетелями ужасного. Они побеждают злодеев своей невинностью, а потом выходят в свет чистыми людьми.

Итак, пожелав всего хорошего покинувшему нас парню, продолжаем бродяжничать по залу. Помещение поистине антуражное: поцарапанное лакированное дерево на полу, дыры и свисающие сырые деревяшки на потолке. Больше всего, конечно, интригует окошко в нависной кабине. Оттуда, вероятно, и проводился надзор за заключёнными.

Лабиринты: путешествие сквозь мемуары Ивана Ивановича Ефимова 

Не сумев противостоять затхлому запаху в помещение, мы выходим на улицу и начинаем обходить здание по периметру, изредка заглядывая в открытые двери корпусов.

Друзья умудряются в такой обстановке еще и шутить, на ходу придумывая легенды каждому плохолежащему предмету, пока кто-то напевает себе под нос галимую попсу, попутно ругаясь с представителями других культур и нравов. Я же, как особенно подозрительная из нашей компании, иду и заглядываю в окна, и изредка себе под ноги, чтобы никуда не провалиться.

Старорусская тюрьма упоминается в мемуарах журналиста Ивана Ивановича Ефимова, арестованного в 1937 году по ложному доносу и осужденного на 8 лет лагерей.

Остаток ночи я провел в приемнике тюрьмы — специальной камере, куда привозят арестованных, только что взятых из дому. Пол был цементный, и я вышагивал по нему от стены к стене или из угла в угол. Иногда опускался на корточки, то и дело поглядывая на окно, решетки и переплеты которого все отчетливее проступали на фоне предрассветного неба…

И. И. Ефимов «Не сотвори себе кумира»

Заворачивая за очередной угол и заходя в глубины тюремного двора, оказываемся в лабиринте, стенами которого служат тюремные блоки.

Раньше здания были красными, по цвету кирпича. Потом часть их побелили, но где-то побелки не хватило, или краска слезла, оттого мрачный кирпич царской поры проступает во всей своей суровой красе.

Обстановка понемногу накаляется, ведь мы, считай, находимся на самом дальнем участке от выхода, так еще и в окружении высоченных корпусов, сквозь которые сложно хотя бы что-то разглядеть. Поэтому, приняв взвешенное решение, возвращаемся обратно.

История страха

Когда проходим мимо забора с металлической сеткой и вставками в форме звезды, слышим позади себя громкий удар. Разом оборачиваемся на источник звука и тут же белеем, прямо как те покрашенные стены, сливаясь с пространством.

Опускаем взор под ноги и обнаруживаем булыжник размером с человеческую голову. Кирпич летел явно нарочно в нашу сторону. Осознание угрозы приводит в ужас.

Ребята начинают озираться по сторонам. Особенно глазастые в своих биноклях видят удаляющийся черный силуэт в оконном проеме. Наша веселая компания принимает это за фарс смотрящего, но только до тех пор, пока входная дверь того строения не скрипит и не приоткрывается.

Дважды нам повторять не приходится. Даже не оглядываясь, разбегаемся кто куда. В основном, конечно, все бежим к дыре в заборе. Но один из нас, с испугу, даже умудряется перелезть в том месте, где намотана проволока. Благо, чудом остается цел.

До дома добираемся бегом и уже под дождем. Бежим без остановки, ведь адреналин кипит, пытаясь гасить острый страх. Страх за собственную жизнь.

Тогда-то мы все осознали цену своей жизни и больше приключений в заброшках не находили, да и не искали, правды ради.

Юлия Киселева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *