16.04.2024

Совет 6: альтернатива есть

Предыстория

Поздняя-поздняя ночь – в буквальном смысле была уже грань между «надо сейчас ложиться спать» и «зачем спать?» Я анализировала для своей дипломной работы чужие путевые очерки. Некоторые были легкими для восприятия за счет фотографий, другие выстраивали полную картину путешествия через эпитеты. В общем, разные тексты разных авторов о разных местах.

Один меня зацепил – про Териберку. Он вызвал ощущение, которое было не из разряда «хочу-хочу-хочу», а приятным удивлением, ведь похожие пейзажи ржавой баржи я уже видела. Самое главное – недалеко от своего родного дома. Воспоминания закружились, фотографии из галереи телефона достались – ага, несильно похожий, но такой же одинокий корабль посреди ничего.

И даже ехать никуда не пришлось. Честно сказать, баржа нашлась сама.

Не тихая Уса

Как сейчас помню, тогда стоял погожий день. Теплый и солнечный конец июля на севере Коми был не самым удивительным. Куда больше поражал достаточно высокий уровень воды: обычно, в такое время, река сильно мельчала, а потому моторные лодки отправлялись в гараж, чтобы избежать внеплановых застреваний.

Нам повезло. Неожиданных «посиделок на мели» не планировалось: то ли благодаря несильным засухам, то ли, наоборот, чересчур обильным дождям. Поэтому мы свободно должны были рассекать ладонями свежий сырой воздух.

Река Уса, как и многие, была по-тихому опасной. Своим внешним спокойствием и широкой гладью она каждое лето заманивала искупаться изнуренных северной жарой людей. Но плескаться в ней было категорически запрещено – ее извечные водовороты, сильные невидимые глазу течения уносили за собой жизни молодых, зрелых и стариков. Но люди все равно шли у реки на поводу, надеясь на лучшее, хотя знание о рисках чуть ли не с детства прививалось каждому жителю города. Некоторые это сведение не воспринимали всерьез. «Да обойдется» — говорили будущие немногочисленные жертвы.

Река Уса

Сокрытое от всех

Она была для меня страшной рекой, страшной, но очень родной и загадочной. И привлекала Уса всегда не своими темными синими водами, а бежевыми продолговатыми холмами-островками, что скрывались и появлялись только по их воле и желанию.

На одном из островов

Я знала, что наша река богата на тайны: на ее берегах, за Полярным Кругом, есть Мамонтова Курья – древнейшая стоянка человека, возраст которой примерно насчитывает 40 тысяч лет. По правде сказать, я сама об этом недавно прочитала, при этом, с весьма неприятным удивлением: почему-то это археологическое сокровище для многих живущих на Усе, остается в неведении. Досадным было и то, что я находилась на местах раскопок в Тунисе, в Турции, в Египте и на Кипре – и это весьма далекие места. Но о той, что лежит у меня прямо под боком, я не знала. И этот факт тогда заставил меня впервые задуматься, что альтернатива путешествиям и своим «хочу» есть. Да, иногда не такая масштабная и известная, но все же есть.

Я была уверена в том, что, помимо этой тайны, потоки реки несут в себе другие секреты. За какие заслуги не знаю, но один из них мы обнаружили. До обидной нелепости случайно.

Нарушая покой реки

У нас не было маршрута: по крайней мере, я и моя сестра не были в курсе, куда плывет наша старенькая, но по-советски мощная лодка. Позже выяснилось, что папа тоже не знал – сказал: «Куда получится, туда и придем». Своим опытным взглядом он прокладывал безопасный путь и остерегал лодку от внутренних течений. Вокруг бурлила пена и одаривала довольные лица подсвеченными от солнца брызгами. Мимо проносились высокие обрывистые берега, из которых грозно торчали толстые корни.

Мы будоражили своим смехом годами выстроенный покой этих земель, но взамен отдавали им свое счастье и подставяли руки против направления ветра. Страшно было лишь в начале пути – казалось, что глубины и меня увлекут на дно. Но уверенные движения отца, что вырос на наставлениях нашего деда, и новый защитный спасательный жилет заставили довериться. Что ж, так оно и вышло.

Можно подумать, что наш путь ничем не был ограничен – это не так. Топливо, рассчитанное только на определенное расстояние, вскоре заставило нас пристать к берегу одного из «сезонных» островов. Мы с сестрой выбирали его по принципу «красивый/некрасивый» – считаю, что, когда ты несведущ в понимании «правильности» острова, этот вариант лучше всего. Тем более, папа был не против.

Как и все вокруг, наше временное пристанище поражало своей тишиной. Лишь песочные следы птиц указывали на жизненность этого места.

Следы, следы, следы

Отсутствие человека и животных делало этот укромный уголок таким девственно чистым, что я невольно прошептала благодарность за гостеприимство. Не могу объяснить истинную причину этого действия, но с некоторых пор я говорю «спасибо» всему, что мимолетно нас принимает. Наверное, на это повлиял Байкал и его пропитанные духами леса.

Находка

Из деревьев тут были сплошь и рядом ивы. Тонкие влажные они напоминали водоросли, что вынуждены были подняться на воздух. Пески в некоторых местах разрезались водой – такая некая долина бассейнов получалась. Пейзаж не был скудным: переливы синих волн и стойкость темно-зеленых прибрежных елей разбавляли бежевый цвет песка.

Красиво.

Мы с моей сестрой бесцельно бродили сквозь ивняк. Чувствовали. Дышали. Я и Настя старались далеко не отходить, ведь лишние волнения отца были ни к чему. Пока он разбирал вещи и собирал костер, у нас была другая миссия – найти зону для будущей фотосессии. Но мы почему-то пошли к ивам. Наверное, так было нужно.

Да, так и вышло: я взглянула под другим углом и поняла, что посреди острова находится дюна. Обычная такая, в виде песчаного наплыва, который скрывал вторую половину участка суши.

Дюна

— Пап, нам надо срочно туда, срочно!

— Как соберем обратно вещи, пойдем.

Воодушевленные мы закидывали друг друга интригами. Лес? Река? Ивы? Что же там? Неясно…Но чувствовалось, что интересное там все же есть.

Ноги проваливались в песке, в некоторых местах застревали в грязи, а мы упорно шли. Ветер стих, а потому мошка облепила нас с ног до головы – благо мы были в специальных костюмах. Сначала сделали шаг, затем еще второй, и вот она – очередная тайна Усы.

Хозяйка острова

Ржавая небольшая баржа скромно притаилась в одном из бассейнов. Наверное, даже сейчас не опишу наш бывший тогда шок: кусок металла посреди спокойствия. Он не вписывался ни в картину обстановки, ни у меня в голове. Почему здесь? Зачем баржа тут стоит? Как его еще не убрали?

— По Усе много судов ходило. Этот отстал видимо, – папа усмехнулся. – Или устал. А не убрали потому, что никому нет до этого дела. Оно лежит спокойно, никому не мешает.

И правда – кто вообще знал, что здесь есть баржа? Разве только, что рыбы, которые проплывают мимо. Возможно, рыбаки, птицы – и все. Даже мы не знали, что приплывем именно к ней, ведь нам, можно сказать, повезло – река удостоила нас чести увидеть один из ее секретов.

Минуты спустя, когда потрясение немного улеглось, я поняла, как сильно судно дополняет окружающее пространство: его невозмутимость вписывалась в покой острова намного больше, чем мы. Я, сестра и отец были лишь гостями, временным отрезком их несуетливой жизни, который, по случайности, произошел.

Мы не подошли к барже – слишком сильна была вероятность застрять. Мельком осмотрела окрестности на наличие еще потайных сюрпризов, и…нет, ничего. Только она одна стояла, чуть накренившись. Как будто бы и правда отдыхала.

Да, самом деле, корабли Териберки выглядят куда солиднее – они больше по размеру, в них больше деталей. Но наша баржа чем хуже? В ней даже интриги находилось больше: ни происхождения, ни возраста, ни ее истории – ничего неизвестного.

Если даже на карте отметить – не отметим. Плыли мы, напомню, без маршрута, а остров выбрали так, без ориентиров. Поэтому, скорее всего, это судно так и стоит там, где было – все также неизменно и, в некотором роде, флегматично.

Теперь, ехать специально на Териберку, чтобы посмотреть кладбище кораблей, мне нет смысла – я нашла альтернативу рядом, пусть и случайно. Но кто сказал, что ее нельзя найти и специально?

Развеивая сомнения

Иногда, чтобы что-то посмотреть – необязательно ехать за три девять земель. Может получиться так, что искомое находится в соседнем квартале. Надо лишь поискать.

Да, к сожалению, в России с местным туризмом совсем печально: до той же Мамонтовой Курьи неизвестно как добираться. Но ведь раскопки на этом месте не заканчиваются, верно? Помимо совета, я хочу вынести другой вывод: изучение родных мест иногда преподносит приятные сюрпризы.

Такая подобная альтернатива, к слову, у меня была не одна. Через два года после этого случая, я уже целенаправленно поехала в место, которое по фотографиям отдаленно напоминало атмосферу Байкала. Мне было интересно понять: смогу ли я за несколько тысяч километров почувствовать хотя бы малую часть того, что ощущала на озере? Но совет, который я вынесла из этого путешествия другой. Такой, который, как мне кажется, важно и нужно осветить отдельно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *