22.06.2024

«От нас зависит, будем ли помогать друг другу»

Детские деревни SOS — международная благотворительная организация по поддержке детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и детей, которым грозит потеря семьи. 

Миссия SOS деревень

Концепция представляет собой модель поддержки детей, осиротевших или оставшихся без подходящей семьи. Под Петербургом, в Пушкине, расположена одна из них. Информация о деревне на официальном сайте организации почти не обновлялась с 2020, частично с 2022 года. Что там происходит и как живут дети в SOS-семьях? 

За оградой

На входе в деревню в Пушкине встречают небольшие ворота с будкой охранника. Территория представляет собой двенадцать двухэтажных домиков, где живут семьи. Во дворе есть детская площадка с качелями, каруселями и горками. Также дом с отдельным залом, где организуют мероприятия и праздники, проводят дополнительные занятия. Метрах в двадцати, поближе к коттеджам, группа детей играет в мяч, две девочки и один мальчик. Практически в каждой семье есть животные: кошки, собаки и рыбки. Там разделены спальни: для девочек и для мальчиков. В ванной комнате находится душевая и стоит по три раковины. У ребят есть ноутбуки и другая техника для учёбы. Дети ходят в обычные школы, посещают мероприятия по своему выбору. 
Внутри дома для собраний, в большом зале, есть памятные фотографии со сплавов. На них ребята ездят с приёмными семьями. Помимо этого небольшой офис, где сотрудники решают вопросы связанные с бюджетом, а также организационные и управленческие вопросы. Подробнее о жизни деревни рассказал директор Сергей Яковенко:

Фото из архива деревни

Сколько на данный момент семей и детей в Детской деревне SOS в Пушкине?

В деревне всего восемь приёмных и три SOS-семьи. 

Как устроена деревня?

Есть SOS-матери, которые являются работниками учреждения. Они, по большому счёту, — воспитатели. Им дана ответственность за жизнь, здоровье и содержание воспитанников Детской деревни. У нас таких три дома. В других пяти домах живут приёмные семьи, которые сами отвечают за своих детей, они не считаются юридически воспитанниками деревни.

Какие женщины могут стать SOS-мамой и кто может стать вашей подопечной приёмной семьёй?

SOS-мамой может стать женщина в возрасте от 27 до 43 лет, имеющая законченное полное среднее образование. Приёмной мамой может стать женщина, которая соответствует требованиям законодательства Российской федерации. Решение об отборе граждан в приёмные семьи принимают органы опеки и попечительства. 
Из неформальных признаков — желание человека и готовность делать эту работу. Прежде чем стать SOS-мамой, кандидат должен отработать как минимум полгода отработать «тётей», маминой помощницей. Если SOS-мать — это воспитатель, грубо говоря, то тётя это помощник воспитателя. У мам бывают выходные, отпуска, они могут заболеть. Остаётся тётя, которая продолжает организовывать жизнь детей, уход за ними на время отсутствия мамы. То есть нужно отработать минимум полгода. «Я хочу» — это одно, а второе — «Я могу». Одно дело — зайти на сайт, прочитать всё, а другое заставить детей делать уроки, опрятно выглядеть, вести себя как люди, чистить зубы и так далее.

А если женщина вполне успешно работает SOS-мамой, но «выгорает» или ей не хватает знаний?

Есть супервизия, периодическая учёба на рабочем месте — по плану деревни и учредителя Российского комитета. Ещё есть большая медиатека уже набранных онлайн-мероприятий, лекций, тренингов и так далее, а также литература психологическая и педагогическая. 

Могут ли в деревню взять детей беженцев?

Мы берём всех детей, для кого деревня является лучшим местом устройства. 

Какие критерии существуют для отбора сюда приёмных семей?

Ресурсные семьи, готовые воспитывать минимум одно поколение детей (5-6 человек).

Должен ли быть какой-то опыт у приёмных родителей, чтобы здесь оказаться?

Никакого. Подавляющее большинство хороших мам в этой стране не заканчивало педагогический институт имени Герцена или Некрасовский педколледж. Многие девочки, закончившие эти учебные заведения не являются хорошими матерями. Не всегда документ об образовании становится свидетельством состояния души и готовности здесь что-то делать. 

Как стать волонтёром, поддерживающим конкретную деревню SOS?

Подписать договор, где будут прописаны конкретные цели, задачи, план и график работы. То есть, если ты у нас волонтёр, мы с тобой договариваемся, что как минимум в течение полугода три раза в неделю по четыре часа или, например, два раза в неделю по одному часу, ты приходишь и выполняешь такую-то работу, с таким-то качеством, мы тебя контролируем, ты отчитываешься за проведённую тобой работу. Волонтёрство из серии: «сделать хорошее дело» или «организовать праздник» — не подходит. Представьте, вы живёте в многоквартирном доме, там есть семьи с детьми, но у вас же по дому не ходят волонтёры. Почему? А чего они здесь должны ходить? Так что, по сути, волонтёрство — это такая же работа, как у сотрудников деревни, только неоплаченная.

Расскажите о домах молодёжи, как детям там помогают?

Дом молодёжи остался ещё с тех времён, когда в деревне жило больше SOS-семей. По общему правилу, все дети, оканчивающие девять классов и поступают в техникумы и колледжи, которые находятся в городе Санкт-Петербург, переезжают в Дома молодёжи. У нас их было два, сейчас один, поскольку деревня стала меняться, и государство приняло курс на устройство детей-сирот не в учреждениях, а в замещающих семьях. Раньше у нас было двенадцать SOS-семей, но количество воспитателей (SOS-матерей) стало уменьшаться. Сейчас у нас всего лишь три домика (с SOS-семьями), так как необходимость во втором доме молодёжи отпала. 
Дети из приёмных семей в Дом молодёжи не переходят, только дети из SOS-семей. Кроме того, туда приходят подростки в возрасте от четырнадцати и старше, по тем или иным причинам изъятые из семей, и в отношении которых опека приняла решение поместить их в Детскую деревню SOS Пушкин. Там ежегодно есть процедура планирования индивидуального развития ребёнка, где определяется психо-эмоциональное состояние, физическое состояние. В зависимости от потребностей ребёнка и тех задач, которые мы должны с ним решить, мы определяем долгосрочные, краткосрочные методы решения проблем. В доме сейчас есть руководитель, четыре педагога-наставника. 

Фото из архива деревни

Как вы помогаете детям заработать первые деньги?

С четырнадцати лет ребёнок имеет право пойти на работу. У нас существуют направления трудоустройства этих детей. Как правило это летняя трудовая занятость Например с детскими бригадами убирать парки. Это организуется на районном уровне органами исполнительной власти. Ещё взаимодействие с нашими партнёрами, например производство игрушек мягких. Посильная работа, не требующая высокой квалификации, внимательности. Иногда ещё ресторанный, гостиничный бизнес, мастерские. Был ребёнок, который работал «подмастерьем» в Царскосельских янтарных мастерских. Это в Екатерининском дворце, где янтарная комната. То есть там работают мужчины, которые восстанавливают эту комнату, и один из детей летом подрабатывал там. Вопрос об умении зарабатывать деньги честным путём перед нами точно стоит. Все наши выпускники должны жить самостоятельно и независимо. Это подразумевает прозрачную работу, с прозрачной оплатой труда. 

Проводят ли у вас в деревне профориентационные курсы?

Профориентация — задача образовательных учреждений, насколько я знаю. Это в школе должно проходить. Да, мы проводим какую-то профориентацию, но скорее практическую. Попробовать что-то руками. Наш психолог включается — проводит какие-то тестирования, хоть и достаточно простые с психологической точки зрения, на предрасположенность человека к определённым видам деятельности, но я не считаю это профориентацией. Стараемся, чтоб дети старше четырнадцати летом хотя бы месяц отработали, старше шестнадцати хотя бы два месяца. 

Проводятся ли праздники на территории деревни?

Ну тут куда семья решит, туда и идёт. Мы ходим в походы, например. Мне нравится кататься на лодочках по Вуоксе. Вот мы и увлекаем детей, в то что самим нравится. У нас как бы есть театральная студия, там проходит День Рождения деревни и другие мероприятия для наших партнёров, гостей. Этих мероприятий не много, три-четыре в год, плюс восьмое марта нужно отметить, праздник мам в ноябре месяце. Чтоб дети не слушали наших докладчиков просто о том, как прошёл год, мы проводим какие-то спектакли, стихотворные вечера. Ну это такое, для обеспечения нашей повседневной деятельности. 

Поддержка семей в кризисе

Организация «Детские деревни SOS» включает в себя не только деревни. Помимо этого проводится также работа с семьями в кризисной ситуации. Люди обращаются за помощью, чтобы наладить взаимоотношения и укрепить связь между близкими родственниками. Офис этого направления находится в Доме Советов на Московском проспекте 212. О сути и целях программ социального сиротства рассказала Ольга Липницкая — руководитель направления:

В чём суть программы профилактики социального сиротства?

Программы возникли уже более пятнадцати лет назад, когда деревни стали работать, и все поняли, что важно не только помогать детям, которые находятся уже в системе альтернативной опеки, а, в общем, не допускать таких ситуаций, чтобы семьи сохраняли своих детей. Только в нашей организации есть такое понятие «Программа укрепления семьи». Со временем мы стали важным направлением стратегическим, поэтому наряду с поддержкой детей, которые являются сиротами, мы также активно работаем с семьями, которые находятся в кризисной ситуации. Кризис может быть разнообразный. Пятнадцать лет назад, мы начинали с программ, которые поддерживали детей до трёх лет и занимались профилактикой абортов. Теперь уже наша целевая аудитория более обширная — мы помогаем детям из семей, где есть злоупотребления алкоголем, наркотиками, а также тем, кто переживает комплексную травму, бракоразводный процесс, насилие, жестокое обращение, семьям, где существуют недопонимания и конфликты, между близкими родственниками, семьи, которые испытывают нужду. Самое главное — мы работаем по технологии управления случаями, кейс-менеджмент это называется. Сначала, с помощью специалистов, врачей, педагогов и психологов, проводим комплексную оценку ситуации в семье и принимаем решение наша это аудитория или нет. Потом составляем план, активными участниками которого являются сами семьи и дети — они полноправные члены этого процесса. Делаем генограммы — оценку трёх поколений, где рассматриваем историю семьи, кто были бабушки, дедушки, прабабушки, прадедушки. Были ли кризисные ситуации, как они с ними справлялись, были ли заболевания возможные, был ли кто-то в местах лишения свободы. Семейная история имеет большое значение. Мы ищем, когда произошёл тот переломный момент, начинаем искать связь, раскручивать причинно-следственные связи, кризисы. На пустом месте ничего не бывает, всегда есть предпосылки, события. Ищем сильные стороны, на которые можно опереться (главное, чтобы человек понял, что у него есть шанс исправиться). Начинаем не с жилищно-бытовых условий: что в семье, какой холодильник, а с истории самого родителя, пытаемся показать, что он нам интересен, и мы верим, что у него всё получится. Семьи — активные участники процессов планирования, оценки достигнутого прогресса. Замыкаемся не только на себе, но показываем, где можно получить поддержку и учим ей пользоваться. Кризисы ведь приходят и уходят, а понять, где и как тебя могут поддержать уже сложнее. Вот такой у нас подход.

А как вы понимаете, что семье больше не нужна помощь?

Когда планируем, ставим определённые задачи, для того чтобы ребёнок сохранился в семье. Устанавливаем ответственных, временные параметры, всё должно быть чётко. Постепенно смотрим насколько семья справляется. Постепенно уходит к тому, что она уже сама справляется с ребёнком. Выполнили задачи — семья становится самодостаточной. 

Были ли случаи, когда семья не справляется, не успевают в заданный период?

Происходит переоценка, значит первоначальная оценка нами плохо проведена, и план был не очень хорош. Проводим пересмотр плана, добавляем, что необходимо и разбираем всё вместе,подписываем заново все документы, что мы здесь не учли это и это, поэтому новые действия вот такие, сроки такие, будем действовать. Это вполне нормально. Может ещё вскрыться новая ситуация, например мы не знали о чём-то, детали какие-то. Поэтому надо обязательно подумать, как помочь в дальнейшем. Жизнь вносит свои коррективы, поэтому здесь ничего страшного, делаем переоценку. 

Были ли случаи, когда вы помогали семьям, живущим в регионе, где ваша программа не действует?

Это у нас называется дистанционная форма сопровождения. Онлайн-поддержка, мы её активно развиваем много лет. У нас расписано процедурно, как это делать. Один из последних примеров: у нас семья в Курганской области сопровождалась коллегами из Великого Новгорода. ей грозило лишение прав, но с помощью неравнодушного сообщества посёлка, мы помогли сохранить детей в семье, и даже помогли повысить уровень доходности, потому что мама сменила работу, помогли ещё съехать от свекрови, которая была инициатором вечерних выпиваний. Дети все дома — это главное. Бывали случаи, когда к нам обращаются из-за рубежа, потому что есть русскоговорящие женщины с детьми, которые испытывают сложности. Мы в этом плане открыты. 

Из каких чаще стран приходили запросы?

И Азия, и страны Ближнего Востока, где активно сейчас ведутся военные действия. Была семья из Сирии, помогали. Для нас неважно, где находится семья, мы всегда готовы оказать помощь, от разовой, до какого-то сопровождения.

С какими ситуациями к вам обращаются чаще всего?

Сложно сказать конкретно, ситуации очень разнообразны. Но, как правило, приходят, когда есть конфликты между родителями и детьми, органы опеки, которые ставят на заметку семью. Вообще, мы очень много работаем в партнёрстве с учреждениями социальной защиты, в школах, с другими некоммерческими организациями. Очень часто о нас слухи доходят семьям по сарафанному радио. Нет такого, что мы работаем только там, где есть проблемы с зависимостями или с деньгами. 

Фото из архива программ по укреплению семьи

А как помогаете решить проблемы с отсутствием денег?

Смотрим льготы и пособия сначала, потом состоял ли человек в службе занятости уточняем. У нас есть целая программа, где мы учим, как писать резюме, как вести себя на собеседовании. Опять же, следим, какие есть проблемы: если человек тревожный, помогаем пройти пробное собеседование, посмотреть вакансии, которые существуют.

У вас на сайте указано, что вы проводите образовательные проекты в школах и детских садах. Как вы реализуете их, и что они подразумевают?

В общем, помогали детям получить образование, чтобы среда для них была более принимающей. Была придумана «Ресурсная превенция» —  комплексное психолого-педагогическое сопровождение классов в школах. Задача — формирование среды и условий, где любой родитель или ребёнок может получить качественную и квалифицированную помощь. Для этого мы пришли в школы, где стали этим заниматься, то есть, с одной стороны, мы работаем со сложными классами, сложными детьми. Тут проблемы и буллинга, и травли, и непринятия современной молодежью старого коллектива педагогов. Молодое поколение к этому относится спокойно, готовы идти на контакт с психологом, в отличие от взрослых. Через ребёнка мы мотивируем родителей получать помощь. 

Эти школы расположены в разных районах Петербурга, но вообще мы работаем в восьми регионах, так что там тоже реализуется эта программа. 

Как повлияли на вашу работу текущие политические события?

Я бы не сказала, что это повлияло, потому что стандарт работы у нас такой же — идём от семьи и её потребностей. Это не зависит от ситуации, в которой она находится. Мы очень много работаем с травмами. Они могут быть любыми. У нас чаще появляются люди, которые переехали из разных регионов, но это длится уже с 2014 года. Поэтому для нас это обычная работа, просто есть некие нюансы, которые мы учитываем и понимаем, какая нужна поддержка. Формат может будет отличаться, но механизм один и тот же. Для нас нет разницы между семьями, в какой бы ситуации они не оказались. 

Как вы можете оценить эффективность работы организации? 

Я могу сказать, что работаю уже порядка пятнадцати лет. Наши семьи в 80-90% случаев достигают самодостаточности и становятся способны заботиться о детях. Я считаю, это очень высокий показатель. 

Как стать частью вашей команды волонтёров? 

Мы должны понимать, какая у человека сильная сторона. Мы очень много работаем с семейным направлением, когда у нас одни помогают другим. Также, если у вас есть какое-либо качество, и вы чему-то можете научить. Важно время, которое волонтёр может подарить детям из таких семей: чем-то с ними позаниматься, расширить вариативность понимания, как можно общаться или что-то делать своими руками. Волонтёр показывает пример здравого, нормального молодого человека, поскольку у таких детей, как правило, положительных примеров не так много. С коллегами обсуждаете, что это будет за группа детей, что вы можете ей дать и работаете. 
Много работаем со студентами. Это называется социально-психологическая клиника. Начинали этот проект с институтом психологии и социальной работы (СПбГИПСР). Каждый год подписываем соглашения с ВУЗами. К нам приходят на практику, пишут и магистерские, и бакалаврские исследования, и на ознакомление приходят. Приветствуем, когда студенты, наши будущие коллеги, могут прийти оттачивать навыки. В этом плане открыты, готовы помогать. 

Что такое проект «SOSеди»?  

Есть такая скандинавская модель работы с семьёй. У них на уровне муниципалитетов профессиональные специалисты по социальной работе, психологи. Помимо этого существует такая семья, которая выступает «буфером» между социальной службой и сообществом, где семьи живут. Когда об этом узнала, родилось видение, что можем тоже найти такие семьи, которые будут нашими помощниками. Когда проводила аудит, поспрашивала, есть ли такие семьи, которые готовы рассказывать, делиться опытом. Оказалось, что таких много, и для них это важно. С позиции получателя они переходят в позицию наставника. Так и началось это движение. То есть семьи, которые прошли свой тяжёлый путь, встают в эту позицию и делятся советами. Неважно — у нас на площадке или просто гуляют с какой-то семьёй. Всегда могут рассказать историю успеха, преодоления, могут помочь обратиться за помощью, начиная от правовых моментов, до рекомендации, что надо пойти к психологу. 
Семьи, которые приходят не имеют такого положительного опыта. Как правило, у них разные пережитые моменты, поэтому поделиться, тем что тебе хорошо, даже как приготовить обед, как потратить на это меньше денег — маленькие житейские истории, но для тех, кто в кризисе, это важно. Когда говорит специалист — это одно, а когда человек, который был в похожей ситуации — другое. Мы расширяем круг социального взаимодействия. Показываем, что обратиться за помощью можно даже просто постучавшись к соседям. 
Я, когда была молодая, оставляли ключи под ковриками, знали всех соседей, могли с ними оставить ребёнка на какое-то время, а сейчас мы очень закрыты. Эти сопричастность, соучастие, неформальная поддержка должны вернуться. Государство всё сделать не может, как и учреждения, и службы. От нас зависит, будем ли мы в безопасном обществе, будем ли помогать друг другу. Самое главное в этом не оценка, а спросить: «Как я могу вам помочь?». Так и действует проект «SOSеди». 

Фото из архива проекта «SOSеди»

Какие ещё векторы развития могут быть у организации «Детские деревни SOS»?

Мы много думаем над тем, чтобы создать понятные инструменты оценки. Самое главное, когда к нам приходят за помощью — оценка. Чтобы поддержка была грамотной и верной. Важно, чтобы это не только мы делали, специалисты, но и родители и дети. Понять, что такое благополучие. Поэтому думаем над тем, как создавать онлайн-инструменты, возможно приложение. Чтобы человек мог посмотреть что для него благополучие, какие у него зоны роста. Самая большая перспектива — работа в сообществах, чтобы люди могли получить там, где они живут максимально необходимую помощь, доступную. Сейчас вот и пытаемся понять, как это сделать ещё более современно, понятно и просто. 

Навигация по сайту

На официальном сайте организации указано, что деятельность ведётся в 137 странах мира, а первая Детская деревня — SOS открылась в 1949 году в городе Имст (Австрия) для детей, которые потеряли родителей во время Второй мировой войны. В России первая деревня появилась только в 1996 году в Томилино под Москвой. В Пушкине в 2000 году. 

На главной странице официального сайта организации пять вкладок: «Кто мы», «Что мы делаем», «Где мы работаем», «Пресс-центр» и «Как помочь». В первой можно найти информацию о том, в чём заключается концепция деревень, история их появления, а также о руководителях и сотрудниках. Далее (вкладка «Что мы делаем») компетенция и услуги организации. На следующей вкладке места расположения деревень, а после можно почитать материалы СМИ об организации, а также даны контакты для журналистов и PR-акции. На последней — инструкции как сделать пожертвование. Можно оформить подписку, чтобы ежемесячно отправлять конкретную сумму организации. 

По данным государственного «Центра помощи семье и детям», на 01.11.2023 в Петербургском банке данных о детях, оставшиеся без попечения родителей, состоят на учете 1127 несовершеннолетних в возрасте до 18 лет, лишенные родительского попечения и подлежащие устройству на воспитание в семью. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *