23.02.2024

Куда выносить сор из избы: кризисные центры в России

В России отсутствует специальный закон о домашнем насилии. Статьи Уголовного Кодекса не предполагают наказания мужчины, совершившего преступление в сторону супруги. Жертвы домашнего насилия находятся в безвыходном положении и не знают, куда обратиться за поддержкой. На законодательном уровне помощь пострадавшим не предусматривается. Женщинам, которые пережили семейно-бытовое насилие, помогали Кризисные центры поддержки для женщин.

Источник: РБК

Так, юристы «Центра по борьбе с домашним насилием» защищали Маргариту Грачеву, которой муж отрубил кисти рук. В результате бывшему супругу женщины, увеличили срок заключения с 8 до 14 лет. Галине Каторовой, осужденной за убийство мужа после многих лет насилия, консорциум помог отменить приговор.

Но есть случаи с неблагоприятным исходом. Наталья Ксензова в 2020 году погибла после ссоры из-за многочисленных ожогов. Их ей нанес партнер и сожитель – Александр Петренко. Её дочь, Елена, обратилась к Евгении Дохновой – адвокату из «Центра защиты пострадавших Консорциума женских неправительственных объединений». Причина была в халатном ведения дела полицией Чкаловского района. Кроме того, предварительный приговора: «причинение смерти по неосторожности». Всего два года с половиной года условно. В результате обвиняемый 26 июля в 2020 году получил год лишения свободы. «В течение этого времени Александр не может выезжать из Ростова, менять без разрешения место жительства и должен раз в месяц ходить в инспекцию. Кроме того, суд обязал Петренко выплатить компенсацию матери и дочери погибшей.» – сообщает Rostoday.

В стране существуют около 185 кризисных центров, и их число растет. Одни из самых известных некоммерческих центров: «АННА», «Насилию.нет» (признанная в РФ иностранным агентом), «Сестры», «Семья». Между собой организации держат связь. Они встречаются на рабочих собраниях, на которых обмениваются опытом и обсуждают насущные проблемы. Например, декриминализацию домашнего насилия. Подобная встреча произошла в 2017 году в Калининграде. О ней рассказала Марина Писклакова-Паркер, председатель Центра по предотвращению насилия «АННА».

Разница между государственными и негосударственными центрами

Государственные кризисные центры имеют список оснований для отказа в помощи. Например, в кризисном центре Москвы, который находится под контролем Департамента здравоохранения столицы, женщины не могут получить бесплатную помощь без регистрации в этом субъекте. Этой возможности лишены и жертвы с ВИЧ-положительным статусом. В негосударственных – их могут принять. «Для размещения в государственных социальных квартирах нужны справки о здоровье и материальном положении. Женщине могут отказать в помощи из-за заболеваний, из-за наличия или, наоборот, отсутствия детей. Госучреждения работают по будням и не круглосуточно. И срок проживания в социальной квартире не должен превышать двух месяцев» — поделилась Елена Болюбах интернет-медиа «Такие дела».

Однако Наталья Завьялова, директор государственного кризисного центра, рассказывает: «Если женщина не москвичка, то мы сразу передаем ее в НКО, — у нас есть дружественные организации. Конечно, у всех обратившихся мы просим медицинские справки, потому что у нас живут женщины с детьми, с младенцами, беременные. Если кто-то попал к нам без справок, мы помогаем оформлять, такие женщины находятся в изоляторе, пока идет обследование. У нас были две ВИЧ-положительные. Мы не отказываем, идем навстречу, потому что в этом ничего такого нет. Просто эти женщины жили отдельно».

Помощь, которую оказывают кризисные центры

Предлагается работа с психологами, которые помогают жертве выйти из опасных отношений и осознать свою невиновность. Проходят групповые тренинги личностного роста, коррекция детско-родительский отношений. В организации работают адвокаты, которые сопровождают женщину в суде и обеспечивают юридическую защиту. Мари Давтян в своём интервью онлайн-журналу Wonderzine поделилась: «Я полностью координирую оказание такой юридической помощи: слежу за развитием дела и помогаю адвокатам разрабатывать стратегию защиты. Такой формат работает уже три года в разных уголках России — от Владивостока до Калининграда. В регионах есть адвокаты, которые сотрудничают с нами на активистских началах — благодаря им этот проект живёт и развивается».

Специалисты помогают в трудоустройстве на работу, в оформлении детских пособий, в устройстве детских садов и сопровождают пострадавшую во время собеседований. Посетители центров могут получить медпомощь – специализированные консультации для ВИЧ-инфицированных граждан и для преодоления зависимостей, восстановление медицинского полиса.

Также юристы оформляют письмо, подтверждающее обращение женщины в кризисные центры, психолог заключает состояние пострадавшей. Эти документы доказывают насилие со стороны агрессора и могут помочь в суде. Некоторые организации имеют убежище – место, где жертва может остаться жить на срок от двух дней до шести месяцев и получить необходимые средства гигиены, одежду. В кризисных центрах продумана система безопасности. В «Китеже» установлено видеонаблюдение и тревожная кнопка для вызова ЧОПа (частное охранное предприятие), а ближайшее отделение полиции находится в 12 километрах.

Даже кризисные центры не полностью безопасны

Но мер безопасности в убежище может быть недостаточно. Женщине необходимо соблюдать осторожность, если есть риск, что ее найдут. Такие случаи были. Местоположение Айшат Сайгидгусейновой и Патимат Сайгижовой, сбежавших из Дагестана в Казанский кризисный центр «Мамин дом», вычислили родственники спустя 12 часов после прибытия. Девушки оставили недоеденный ужин, отправили сообщение Алие Байназаровой о том, что их нашли. После правозащитница получила короткое видео, где пострадавшие утверждают, что с ними «все хорошо».

«Увезли их быстро, незаметно, без следов. Единственное — на столе остался недоеденный ужин. Двери были заперты, всё было аккуратно. Единственное, что мы сейчас можем сделать — не переставать говорить о девушках. Чтобы их семьи были под контролем, чтобы девушек показывали, что они живы и здоровы»,— делится Алия Байназарова с интернет-сайтом 116.ru.

Финансы

Многие кризисные центры работают при поддержке благотворительной программы «Укрепление НКО» фонда CAF Россия (признанная в РФ иностранным агентом). Цель этой партнерской программы – поддержать некоммерческие организации, которые борются за социальные и экономические права граждан. Также финансируется на местном региональном уровне. Это зависит от осознания проблемы властями. Например, в Тюмени действует мультидисциплинарное государственное реагирование на критические ситуации – с убежищами, с подключением социальных служб, правоохранительных органов. Центр собирает пожертвования от неравнодушных граждан. «Кроме того, стали давать президентские гранты на работу с проблемами насилия, бизнес также включается. Ростелеком, например, уже несколько лет финансирует убежищ – есть и примеры помощи со стороны компаний» — рассказывает Анна Писклакова-Паркер в интервью электронному журналу «Филантроп»

Профилактики для мужчин

Некоторые центры практикуют работу с мужчинами, проводят программу снижения агрессии.  Подобным опытом поделилась Ольга Гришина – учредитель в региональном ресурсном центре «Здоровая семья»: «Последние три года мы также занимаемся помощью мужчинам-обидчикам: консультируем, направляем их на занятия к коллегам в онлайн-группы. Женщины, пострадавшие от насилия, проходят реабилитацию в нашем центре, а мужчин мы направляем к другим специалистам, чтобы они не пересекались. Однако если речь идет о физическом или сексуальном насилии, то никакой работы сотрудники центра вести с такими мужчинами не будут».

Источник: Известия

«Тревожная кнопка» на телефоне

Организация «Насилию.нет» (признанная в РФ иностранным агентом) создала карту всей страны, где можно найти адреса и телефоны кризисных центров. Она периодически обновляется.

В одноименном мобильном приложении можно отправить СМС или электронное письмо близким людям с просьбой о помощи, лишь нажав на кнопку. Адресат получит указание на место, где находится женщина. «Мы долго собирали деньги на это приложение и по мере сил стараемся его дорабатывать. Но необходимый минимум есть — тревожная кнопка и список кризисных центров поблизости», – делится Мари Давтян в интервью онлайн-журналу Wonderzine. При обращении в центр необходимо иметь паспорт, свидетельство о рождении детей, медицинские документы и документы из полиции, если пострадавшая обращалась в правоохранительные органы. Но если пакет документов отсутствует, кризисный центр помогает восстановить их.

Хотя семейное насилие – огромная проблема, есть те, кто могут помочь. Женщинам, пострадавшим от жесткого обращения, не стоит молчать: они должны обращаться в кризисные центры. Это позволит им избежать ещё более страшной судьбы, прекратить свои страдания и даже наказать семейных тиранов.

Камила Мугаттарова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *