20.05.2024

102 года стиля: удивительная история Айрис Апфель

«Юная леди, вы не красавица и никогда ей не будете, но у вас есть кое-что получше — стиль», — эти слова адресовались Айрис Апфель, когда ей едва исполнилось пятнадцать. Сегодня она — икона стиля, уникальный дизайнер, обладательница самой большой коллекции украшений в мире, и самая возрастая модель высокой моды, ей кстати— 102 года, а ниже история её успеха.

Детство и любовь ко всему яркому

Айрис было восемь, когда она впервые произнесла расхожую для модниц фразу: «Мне совсем нечего надеть!» И это не было ребяческим упрямством — девочка уже тогда понимала, что хочет выделяться из толпы. Апфель родилась в 1921 году в обеспеченной семье из Нью-Йорка — отец Самуэль Баррел владел стекольным бизнесом, а мать Сади Баррел держала собственный бутик модной одежды. Не трудно догадаться, что любовь к модным вещам у будущей иконы стиля возникла от матери, это подтверждала потом и сама Айрис: «Мама поклонялась аксессуарам. Наверное, это передалось по наследству». Маленькая леди часто ездила на метро в Манхэттен, где влюбилась в антикварную старинную лавку Гринвич-Виллидж, с чего и начала удивительную коллекцию украшений.

Миссис Баррель обожала наряжать дочурку, поэтому модное дефиле у маленькой Айрис проходило по три раза на день. А один раз, в четырехлетнем возрасте малышка закатила истерику из-за банта, который с позиции маленькой модницы не сочетался с платьем. Правда в зрелом возрасте она всё-таки признала: «Мама была права».

В течение десятка лет Айрис оставалась единственным ребенком в семье и оттого получала всё внимание и любовь взрослых, однако ей не хватало друзей-сверстников среди родных, что заставляло скучать юную леди. Тогда бабушка, которая шила одежду для больниц и пансионатов, нашла увлекательное занятие для внучки — поставила маленькую леди перед мешком с лоскутами ткани и сказала: «Посиди здесь и поиграй с ними, а будешь прилежно себя вести, разрешу забрать шесть кусочков, каких захочешь».

В этот момент юная модница впервые познала удивительный мир цветов и тканей.  Девочка часами восторженно подбирала комбинации и цветовые решения. Это увлечение позволило Айрис уже в 12 лет правильно оценивать качество и стиль приобретенной одежды. Детский энтузиазм за работой сопровождал по жизни, даже когда приходилось сталкиваться с тканями на профессиональном уровне.

Годы Великой депрессии

Настал 1993 год, когда двенадцатилетняя Айрис Баррель собрала свой первый лук. У неё не было подходящего наряда на весенний парад, а мама оказалась слишком занята. Облегчив себе задачу, она вручила Айрис солидные для ребенка в то время 25 долларов и наставила никогда не брать первое же, что приглянулось. Следуя совету матери, девочка посетила каждый окрестный магазин, чтобы сравнить ассортимент. Но выбрала платье из S. Klein, которое понравилось еще с первого взгляда. С тех пор Айрис смело составляла образы, и часто по принципу — бери, что приглянулось. Как оказалась, такая стратегия во все времена давала выигрышный результат, при этом сильно экономя время. К тому же, как рассуждала сама стилистка: «Не бойтесь экспериментов! Если ошибетесь, ничего страшного. Полиция моды не заявится и не бросит вас в тюрьму»

В жизни Апфель не последнюю роль сыграла нехватка необходимого и желаемого — юные годы прошли во время Великой депрессии, когда у большей части американцев не было денег даже на еду, не говоря уже об одежде. На еду семье Баррел хватало, но вот на новые ткани и украшения — уже нет. Модные вещички приходилось искать на блошиных рынках, уличных базарах, и секонд-хэндах, а учитывая времена, когда люди продавали вещи, чтобы выжить, найти можно было многое. Этот опыт отточил чутье Апфель, и развил способность замечать стильные аксессуары. Икона стиля и по сей день затаривается в странных лавочках и барахолках Гарлема. Сегодня на Айрис легко увидеть огромные и часто дешевые украшения: большие пластиковые бусы, крупные деревянные браслеты необычных цветов, и невероятно гигантские броши самых уникальных форм. Даже стилисты модных и рекламных съемок, где одежду и аксессуары предоставляют отдельные компании, часто доверяют выбору самой Апфель в вопросе аксессуаров.  

Первая женщина, которая начала носить джинсы

Айрис любит называть себя первой женщиной в США, которая начала носить джинсы. Это были сороковые годы, ей только исполнилось двадцать лет. Молодая девушка училась на факультете истории искусств в университете, как вдруг на ум пришла идея нового образа: «Что, если сшить тюрбан из клетчатой ткани, из которой делают рубашки, нацепить большие серёжки-кольца, надеть белую хлопковую блузу и джинсы… Да, это обязаны быть джинсы». За джинсами студентка направилась в магазин рабочей одежды, и как ожидалось подходящего размера там не нашлось — в то время джинсы шили исключительно для мужчин.
Продавец только сказал: «Юные дамы не носят такое», а в ответ услышал: «Мне плевать что они носят!» Каждую неделю Апфель приходила в магазин в поисках нужного размера, умоляя продавца привести для неё пару. Через шесть недель хозяин лавки пожалел Айрис и заказал джинсы для мальчиков, единственный подходящий размер.

Карьерный подъем

Оконченный в Нью-Йоркском университете факультет истории искусства давал молодой и энергичной Айрис шансы преуспеть в карьерных начинаниях. Так она устроилась в журнал Women’s Wear Daily в надежде в скором времени стать фэшн-редактором. Однако план провалился. Много суеты, мало потенциала – вот как охарактеризовала должность разносчицы ксерокопий, на которую и устроилась Айрис. Хождения по этажам редакции позволили начинающей карьеристке прийти в атлетичную физическую форму, но никак не приближали к главной цели. Ушла разочарованная девушка со словами: «Здесь мне ничего не светит: 98 % редакторов либо слишком старые, чтобы забеременеть, либо слишком молодые, чтобы уйти на пенсию».

Ощутимый карьерный подъем начался, когда Айрис удалось поработать с Робертом Гудманом – талантливым иллюстратором мужской моды. Благодаря Роберту она познакомилась с Элинор Джонсон – дизайнером, которая искала инициативных людей, идущих по дизайнерскому пути. Молодая карьеристка была как-раз такой, из-за чего приобрела опыт и связи. Айрис Апфель могла «одеть» чужую квартиру так же, как и себя. Работа с Элеонор и врожденное чувство стиля дали Айрис шанс начать самостоятельную карьеру. Девушка не выполняла заранее проектных планов для заказов, а сразу приезжала в дом и делала то, что казалось правильным. Удивительно, но такой дерзкий подход устраивал большинство клиентов.

Похожая ситуация произошла и в Grossinger’s — отеле, где останавливались самые звездные люди Америки того времени. Подходящий репортер заболел, а молодая Баррель уже пользовалась доверием Гроссингеров, к тому же у нее уже имелся опыт работы в журналистской сфере. Айрис умела себя преподнести. Репортажи превращались в интервью, интервью в дружеские разговоры, а дружеские разговоры в знакомства и предложения о работе в области интерьерного дизайна.

Идеальный брак

Ожидания насчет Айрис крутились неоднозначные, ведь такая экстравагантная, смелая в решениях и экспериментах девушка способна выкинуть что угодно. А она просто полюбила мужчину, через четыре месяца после знакомства вышла за него замуж, и прожила в счастливом в браке шестьдесят семь лет: «В том, что касается брака, я старомодна, как калоша».

Примечательно, что свою любовь икона стиля приметила с первого взгляда, как в вопросе с одеждой (и опять безошибочно). «Наши ценности, политические взгляды, вкусы — идентичны. Карл умеет делать массу вещей, на которые я не способна, вместе мы дополняем друг друга. Муж очарователен, заботлив, приятен в общении, мил и даже умеет готовить», — рассказывала Айрис, когда муж был ещё жив. Апфель скончался в 2015 на сотом году жизни.

Карла молодая и яркая Айрис встретила во время отдыха с семьей на озере Лейк-Джордж. По началу это было легкое курортное знакомство с веселыми беседами на пляже. Но вернувшись в Нью-Йорк обнаружила — Карл по многу раз пытался до нее дозвониться. А причина такой срочности заключалась в том, что ухажер очень уж хотел сказать Айрис, как замечательна была её шляпка. Уже только это покорило сердце дамы, но Карл был настроен серьезно и продолжал атаковать комплиментами, хваля собранный ею образ и подходящие к нему туфельки. Слово за слово, и пара оказалась на свидании, а там и помолвлена, а там и жената. Свадьба прошла в 1948 году.

Этот день Айрис Апфель крепко сохранила в памяти. Невеста противилась большинству, что планировалось на свадьбе. Начиная от количества гостей, и заканчивая традиционным белым платьем. Айрис не хотела надевать то, что потом будет пылиться в шкафу, и выбрала розовое кружевное платьице, которое потом носила не раз, а к нему – атласные розовые туфельки. Апфель отметила и то, что в двадцать первом веке туфли снова вошли в моду: «Когда живешь долго, мода повторяется».

Первая леди тканей

Карл помог возлюбленной открыть собственную компанию в 1950 году. До этого Апфель работала с дизайнерами интерьеров как ассистентка, а теперь стала вольным дизайнером. Открытие компании стало новым откровением в личном стиле девушки. Супружеская пара часто летала в Париж по делам фирмы. Там Айрис с увлечением обходила как блошиные рынки, так и статусные дома мод, узнавая, не осталось ли у них образцов с показов. Модница быстро выяснила, манекены каких домов мод владеют схожими с ней пропорциями, и становилась постоянной клиенткой. Дела в то время шли в гору.

Компания имела преимущество в том, что работала небольшими партиями и по персональному заказу, в отличие больших акул бизнеса, при этом качество тканей было не хуже конкурентов. Вскоре в Манхэттене появился шоурум, куда приходили такие знаменитые личности как Грета Гарбо, Эсте Лаудер, и Марджори Мерривезер Пост, и Джоан Риверз. И это помимо работы с президентскими семьями. Администрации девяти президентов, начина с Гарри Трумэна и заканчивая Биллом Клинтоном, обращались к дизайнеру за декором комнат Белого Дома, поэтому Айрис получила прозвище «первая леди тканей». Old World Weavers просуществовала с 1950 по 1992 год, после чего компанией завладели Stark, где Айрис по сей день остается консультантом.  В то время, Айрис Апфель даже не задумывалась что войдет в двадцать первый век не дизайнером, а фэшн-иконой.

Рождение Редкой птицы

Та Айрис, которая известна в массовой поп-культуре появилась в 2005 году благодаря очередному случайному событию, которое изменило ее судьбу. Сорвалась выставка в Метрополитен-музее, а главный за организацию Гарольд Код нашел, как выкрутиться из ситуации, и попросил мисс Апфель предоставить для показа украшения из собственной коллекции. Однако стояла проблема — предполагалось успеть всё за 5 месяцев, а это невозможно короткий срок для такого грандиозного события, которое обыкновенно готовится годами. Команда Гарольда Кода работала слаженно и оперативно. Задумка выставки новаторская – использовать одежду в качестве холста для аксессуаров.

Айрис держала нескончаемую коллекцию — собирала одежду из Тибета, Китая и Африки, а также европейский текстиль семнадцатого столетия и платья высокой моды. Кроме того, у нее находилось множество браслетов, бус и прочих украшений. В итоге, команда отобрала 300 вещей и сотни аксессуаров, которые преобразились в 80 нарядов.

Выставка получила название Rara Avis – «Редкая птица». Это было особое событие, когда живому человеку посвятили выставку таких масштабов. На рекламу не хватало ни денег, ни времени, информация распространялась через сарафанное радио и статьи вроде «По образу и подобию ее», опубликованной 2 октября 2005 г в The New York Times Биллом Каннингемом. Это вызвало ажиотаж в мире моды, а после первой выставки пошли и другие.

В 2012 году Айрис Апфелть стала гостевым профессором в Остинском университете Техаса. Стилистка считала, что современные студенты не подготовлены к жизненным сложностям, с которыми она сталкивалась во время работы в Old World Weavers. Первостепенно делилась опытом как дизайнера и реставратора. Вскоре к Айрис обращались крупные компании с предложениями о сотрудничестве.

Модельный контракт в 97 лет

Айрис Апфель стала первым дизайнером, сочетавшим в образе высокую моду и повседневный стиль. Стилистка носит винтажные платья и украшения Christian Dior, брюки Dolce & Gabbana и бижутерию с блошиного рынка, драгоценности Gripoix и незамысловатые наряды масс-маркета. Уникальностью стилистки заключается в гармоничном сочетании того, что крепко на крепко считалось несовместимым в моде.

В 2017 году создала эксклюзивную коллекцию для Atelier Swarovski — колье из разноцветных кристаллов вышли многослойными, как украшения Коко Шанель. В том же году в 96 лет запустила первую мебельную коллекцию с чикагской фирмой Cloth & Company для сети HSN, которая состояла из 94 предметов с классическими формами в стиле мидсенчури и яркими геометрическими принтами в характерном стиле Айрис.

Дизайнер украсила обложку итальянского Vogue и британского модного журнала Dazed & Confused, и продолжает быть основной моделью косметического бренда MAC. В 2019 году Айрис Апфель стала самой возрастной моделью, заключив контракт с агентством IMG. Представила коллекцию браслетов для ювелирной фирмы Wisewear, сделанные из золота или палладия и имеют три варианта: Duchess, Kingston и Calder. Эти браслеты и роскошные и полезные: мониторят здоровье, измеряют пройденное расстояние и считают сожженные калории.

«Самый старый тинейджер в мире», как называет себя Айрис, получила подобную себе Barbie. Кукла надела зеленый костюм Gucci — тот же, в котором героиня позировала для обложки своей книги «Iris Apfel: Accidental Iсоn», изданной в 2018 году Harper Collins.

Икона стиля сегодня

Айрис Апфель — модный феномен столетия. Дизайнер шла впереди своего времени, проявляла свободу мысли, действий и идей. На сто втором году жизни стала иконой стиля и лидером тенденций в области создания одежды дизайна интерьеров, и аксессуаров для дома.

Аккаунт инстаграмма* (корпорация-владелец Meta запрещена в РФ) Айрис набрал 2,4 миллионов подписчиков. Правда дама самостоятельно не ведет социальную сеть, доверяя это менеджерам. Икона стиля собирает вокруг себя миллионы единомышленников благодаря позитивной энергии, харизме и любви к красоте. Мисс Апфель не пользуется смартфонами, не делится номером телефона, не фотографируется с фанатами, не гонится за славой, которую считает побочным эффектом.

Естественно иногда Айрис ведет жизнь «обычного» человека — в невзрачных джинсах и свитере. Айрис научила нас тому, что не стоит воспринимать всерьез «десять правил стиля», которые мы так часто видим в глянце: «Я бы никогда не стала знаменитой, если бы не играла с модой». Самое важное правило стиля – быть счастливым: «Если вы не чувствуете себя комфортно, неважно как шикарно вы одеты, это не будет выглядеть правильно. Я предпочитаю быть счастливой и чувствовать себя комфортно».

Читайте также: Она придумала панков: история Вивьен Вествуд

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *