16.08.2022

«Полторы комнаты» Иосифа Бродского выставлены на улице

Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.

Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.

За твоею спиной умолкает в кустах беготня.

Мне пора уходить. Ты останешься после меня.

Музей Анны Ахматовой — место, напомнившее нам о поэтах, гонимых советской властью. Место пропитанное поэзией Серебряного века. До 31 декабря на стенах Фонтанного дома будет размешаться выставка, посвящённая «полутора комнатам» Иосифа Бродского. Та самая комната в коммуналке на Литейном, где жил поэт с 1955 по 1972 год.

Из автобиографического эссе Иосифа Бродского «Полторы комнаты»:

«Наши полторы комнаты были частью обширной, длиной в треть квартала, анфилады, тянувшейся по северной стороне шестиэтажного здания, которое смотрело на три улицы и площадь одновременно. Здание представляло собой один из громадных брикетов в так называемом мавританском стиле, характерном для Северной Европы начала века. Законченное в 1903 году, в год рождения моего отца, оно стало архитектурной сенсацией Санкт-Петербурга того времени, и Ахматова однажды рассказала мне, как она с родителями ездила в пролетке смотреть на это чудо. В западном его крыле, что обращено к одной из самых славных в российской словесности улиц — Литейному проспекту, некогда снимал квартиру Александр Блок. Что до нашей анфилады, то ее занимала чета, чье главенство было ощутимым как на предреволюционной русской литературной сцене, так и позднее в Париже в интеллектуальном климате русской эмиграции двадцатых и тридцатых годов: Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус. И как раз с балкона наших полутора комнат, изогнувшись гусеницей, Зинка выкрикивала оскорбления революционным матросам».

автобиографическое эссе Иосифа Бродского «Полторы комнаты»

Серый и сырой день в Питере. Арка с указателем «Музей Анны Ахматовой». Стены арки исписаны строчками стихотворений поэтессы и наших современников. Привлекает внимание и черно-белый  портрет Анны Ахматовой во всю стену. Проходим в сад. Он уже усыпан золотой листвой. Мы видим, как на стене проступают контуры коммунальной квартиры Иосифа Бродского.

И вот начинается путешествие в прошлое…

Старый обшарпанный знак автобусной остановки. Автобус жизни  Бродского, который уехал за океан. На знаке указаны адреса, где жил поэт: от Литейный 24 до Саут-Хедли, вубридж авеню 40.

«Всего страшней для человека
стоять с поникшей головой
и ждать автобуса и века
на опустевшей мостовой.»

Рядом со знаком остановки мы видим старый таксофон, исписанный строчками стихотворений.

Как жаль, что тем, чем стало для меня
твое существование, не стало
мое существование для тебя.
…В который раз на старом пустыре
я запускаю в проволочный космос
свой медный грош, увенчанный гербом,
в отчаянной попытке возвеличить
момент соединения… Увы….

Двигаясь вдоль стены вглубь сада, мы видим на входной двери множество звонков. Рядом с ними – инициалы, фамилии близких и друзей, которым посвящены стихи.

Дребезжащий звонок серебристый иней преобразил в кристалл.
Насчет параллельных линий
все оказалось правдой и в кость оделось;
неохота вставать. Никогда не хотелось.

Мы как будто входим в жизнь поэта. Вот коридор с оборванным проводом от телефонного аппарата – одного на несколько семей. А тут висит наполовину окаменевшее пальто с обувью. В кабинете стул, лампа, окно и пепельница с затухшей сигаретой, подкинутой современными гостями. На кухне из-под обвалившейся плитки проступает контур лица. 

Мы — только части
крупного целого, из коего вьется нить
к нам, как шнур телефона, от динозавра
оставляя простой позвоночник. Но позвонить
по нему больше некуда, кроме как в послезавтра…
Ты, в коричневом пальто,
я, исчадье распродаж.
Ты — никто, и я — никто.
Вместе мы — почти пейзаж.
Сначала в бездну свалился стул,
потом — упала кровать,
потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду…

Всю выставку нас сопровождает музыка. Посредине выставки стоит пианино, где каждый желающий может сыграть. Только осторожнее — оно старое.

Мнение посетителя выставки

На мое удивление, вокруг было много людей разных возрастов: от подростков до статных дам.

«Выставка интересного формата. Интересно посмотреть на жизнь поэта до эмиграции. Также сама задумка интересна. Мало выставок такого формата под открытым небом. Очень классно читать подписи к элементам выставки. Это строки стихотворений Бродского» — посетительница София.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.