05.03.2024

Татарский язык: Ключики к миру Поволжских татар

В тексте речь идёт о татарах Поволожья и, соответственно, о том, какой он — татарский язык. А если точнее — его мишарский диалект. По личным наблюдениям.

Еду в маршрутке. Это те самые старые газельки, в которых, если тебе не посчастливилось сесть, можно улететь далеко и надолго при первом же повороте. В этот раз мне повезло. Сижу. Напротив сидит молодая пара и беспечно обсуждает личные аспекты своей жизни. Люди вокруг никак не реагируют, а я не могу не вслушиваться. После очередной личной подробности я совершаю ошибку, на моём лице отражается эмоция и они обнаруживают меня. Затихают. Смотрят настороженно. И, наконец, понимают. Я одна из них. Одна из тех, кто понимает татарский язык, мишарский диалект.

Язык семьи и язык «выживания»

Мишари, то есть татары Поволожья, разговаривают на мишарском диалекте, который «в меньшей степени подвержен внешним влияниям и изменениям, так как говоры его соприкасались с небольшим числом других языков (с русским и мордовским)». В моём родном городе превалирует русскоязычная среда. Татары разговаривают на татарском, в основном дома, с семьёй. С детства маленькие татары и татарки владеют двумя языками и используют их в зависимости от условий. Это называется билингвизмом.

Из-за билингвизма, как мне кажется, формируется некая культура поведения в русскоязычном и татароязычном обществе. Русский язык – это язык, необходимый, так скажем, для выживания. На русском языке проходит обучение в школах и ВУЗах. Работа проходит в русскоязычной среде. Даже банальный пример: в магазине с тобой говорят на русском, ценники на русском.

Раньше я не задумывалась о смысле фразы, которую часто говорит моя бабушка: «Вам повезло, вы знаете русский язык. Вы как рыба в воде. А я не могу даже на транспорте поехать». Моя бабушка знает, понимает русский язык. Но сама говорит на нём немного медленно, с раздумьями. Из-за этого она не уверена в себе и никуда не ездит одна. Особенно сейчас, когда знакомые ей автобусы изменили маршрут, и всё надо узнавать заново. Значит, надо общаться, спрашивать дорогу.

Если ты не знаешь русского языка, то будешь чувствовать себя как иностранец в своём родном городе. Так что справедливо сказать, что русский язык – это язык для выживания.

Иное дело татарский язык. Со мной вот на татарском разговаривает бабушка. Для меня это язык семьи. И для других татар дом становится чуть ли не единственным местом для общения на татарском языке. Можно пообщаться на татарском и в близком кругу татарских друзей, где все тебя поймут. И таким образом татарский язык становится языком семейным, более личным.

Татарский язык – ключик в татарский мир

Наверное, отчасти из-за этого, знание татарского языка становится негласным критерием отделения своего от чужого. Помню, как я приехала в деревню, где много представителей татароязычного населения. Мы с тётей сидели возле домика, когда мимо проходили знакомые мне с детства ребята, которых я не видела с того самого детства. «Исянмэсэзь», – громко поздоровался один из них с моей тётей. А мне досталось лишь демонстративно небрежное «привет». Тогда для них я была городской, непонятной, с нетатарским именем, пришельцем из русскоязычного города. Бабушки подсаживались ко мне на лавочку и говорили со мной на русском. Старческое любопытство преодолевало языковой барьер. Хотя сразу оговорюсь, что пожилые татары  тоже разговаривают на русском языке хорошо. Просто, вероятно, не так хорошо, как носители русского языка с детства. Это у них происходит с мягким акцентом и раздумьем над словами.

В тот раз я снова выдала себя, когда, поедая нечто вкусное с деревенского стола, сумела вставить что-то на русском в татарский разговор. Как только выяснилось, что татарский язык я понимаю, на русском со мной больше никто не разговаривал. Татарское деревенское общество, наконец, гордо приняло меня. И куда бы я ни шла, все уже каким-то образом были оповещены, что хоть и городская, на татарском не говорю, но всё понимаю. Своя.

Тайный язык

Так что татарский язык, на мой взгляд, формирует границу между своим и чужим. Неудивительно, что пара в маршрутке забылась и так беспечно общалась. Им, возможно, казалось где-то на подсознании, что все вокруг чужие, которые не поймут их личный, тайный язык.

А вот ещё пример. Старшая сестра девочки, которая занималась вместе со мной танцами, как-то спросила: «Татарца бэлясэн мэ?» («Знаешь ли ты татарский?»). Я ответила: «Бэлям» («Знаю»). Сестра уважительно улыбнулась. А с той девочкой у нас завязалась тёплая дружба, которая продлилась до самого выпуска из школы искусств. Этническая принадлежность будто породила доверие друг к другу, показала некую общность.

И вот есть в татарском языке такие слова, значение которых я не могу передать на русский язык. Например, похожие по эмоциональной окраске слова «усал» или «яуз». Я пытаюсь подобраться русские синонимы: «хитрый», «вредный», «озорной». Но это всё сразу, и с притворно-ругательским оттенком, и по-доброму. Моя бабушка говорила: «Ах, яуз» про маленькую меня, когда я шкодничала. Или же про домашних питомцев, которые плохо себя ведут. Я понимаю, что она имеет в виду на эмоциональном уровне, но объяснить, подобрать эквиваленты на русском, не могу. Наверное, это один из множества ключиков к татарскому миру.

Пончики под прикрытием

Вот вам ещё один ключик – татарские имена. Женские татарские имена мягкие, часто заканчиваются на – я: Джамиля, Эминя, Наж(з)ия, Энися, Камиля, Галия… Некоторые русские имена адаптированы под татарские. Например Роза – РаузЯ, Лилия – ЛилиЯ (с ударением на «Я»). Мужские имена также специфичны для русскоязычного человека: Джамиль, Равиль, Рамиль, Булан, Самиулла. Часто в русскоязычном обществе татарские фамилии, имена и отчества сложно выговариваются, поэтому они заменяются своеобразными русскими аналогами: Джамиль – Женя, Эминя – Анна. Подруга детства моей мамы лишь недавно осознала, что всю жизнь называла её не по настоящему имени. Когда-то давно у моей мамы появилось второе имя, которое закрепилось по большей части в русскоязычном обществе.

Незаменимым блюдом моей бабушки является баурсак – это что-то наподобие пончика, приготовленного с маслом, мукой, яйцом, сахаром, солью, молоком. В русскоязычном кругу моих знакомых слово «баурсак» всегда остаётся непонятым. Приходится пояснять, что за диковинку готовит моя бабушка. Так что я не могу позвать своих друзей на баурсак, надо обязательно звать на пончики.

Татарские песни

Другой ключик – это татарские песни. Недавно звонила мама и рассказала, как включала бабушке татарские песни. Оказалось, несмотря на свой солидный возраст, она отлично помнит слова. Гласные буквы в татарских песнях очень тянутся, пропеваются на разных тонах. Татарские песни кажутся задорными вне зависимости от содержания, зовут в пляс. И лишь тогда, когда знаешь, какой смысл содержится в татарской песне, ты понимаешь все эти плавные переходы, эмоции в голосе, в звуках. И опять же татарские песни ассоциируются с семьёй. С бабушкой, которая поет песни и дедушкой, который играл на аккордеоне.

Бабушка-татарка. Для меня она и есть весь татарский мир.

Татарский поэт Габдулла Тукай написал стихотворение «Туган тел» («Родной язык»):

Родной язык — святой язык, отца и матери язык,

Как ты прекрасен! Целый мир в твоем богатстве я постиг!

Качая колыбель, тебя мне в песне открывала мать,

А сказки бабушки потом я научился понимать.

Родной язык, родной язык, с тобою смело шел я вдаль,

Ты радость возвышал мою, ты просветлял мою печаль.

Габдулла Тукай, стихотворение «Туган тел»

Стихотворения помогает прочувствовать, что татарский язык – это огромнейшая ценность для татар. Это язык родителей, язык семьи, язык дружбы. Это то, что связывает тебя с твоим этносом, твоими корнями невидимой неосознанной связью. То, что пропускает тебя в прекраснейший татарский мир и делаем тебя в нём своим.

Один комментарий к “Татарский язык: Ключики к миру Поволжских татар

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *