03.08.2021

«Страсти по опере» Любови Казарновской

Любовь Казарновская представила книгу «Страсти по опере». Презентация проходила в последний день XVI Книжного салона. Певица рассказала о ключевом этапе становления своей личности и том, как она приручила разные и сложные образы.

Любовь Казарновская подписывает книгу "Страсти по опере"
Любовь Казарновская подписывает книгу “Страсти по опере”

Книга вышла ещё в 2020 году, однако пандемия коронавируса не позволила сразу представить её читателю. Спустя год Любовь Казарновская презентовала «Страсти по опере» на Книжном салоне.

Опера – это такой фантастический синтез высоких вибраций музыки и высоких вибраций слова. Это сочетание даёт совершенно невероятный сгусток энергии… Оперный певец несёт не только музыкальную интонацию, он несёт интонацию высокого слова, высоких смыслов.

Так начался экскурс в завораживающую жизнь Любови Казарновской. Певица не просто так акцентирует внимание на слове. Начальные этапы становления её личности прошли в доме известного лингвиста Виктора Виноградова. Степень преданности Виноградова русскому слову невозможно определить.

В Санкт-Петербурге в тяжёлом постреволюционном 1918 году находит на толкучке бабушку, а перед ней книжный развальчик. Его глаз падает на книжечку или дневник в кожаном переплёте. Он берёт эту книжечку и его сердце останавливается. Это дневник Пушкина, где страница поделена надвое. Пушкин ищет верное слово из ста и находит одно верно звучащее в его большой словесной партитуре – «Евгении Онегине». Сердце Виктора Владимировича дрогнуло. Он отдал этой бабушке все оклады от икон (Виноградов рос в семье потомственных священников – прим. редакции). Он собирался выменять эти оклады на булку хлеба, но голодный и холодный, он выменивает себе дневник Пушкина.

Любовь Казарновская о Викторе Виноградове.

Певица с упоением описывает интерьер дома Виноградовых, утверждая, что «это дом абсолютно XIX века». Даже стены способствовали развитию интеллигентного ума. Надежда Малышева-Виноградова, будучи талантливой пианисткой, освоившей методику обучения Станиславского, передавала свои знания Казарновской.

Она начинает вытачивать меня как личность. Как тот росток, в котором она увидела определённый потенциал.

Казарновская начала писать не от прихоти, а по завещанию Надежды Малышевой-Виноградовой.

Любанчик, я тебе из века XIX передаю эстафету в век XX, а ты понесёшь её в век XXI. Делись той информацией, которой ты владеешь, потому что мёртвая информация – информация, которую человек держит в себе.

Любовь Казарновская цитирует Надежду Малышеву-Виноградову.
Любовь Казарновская и Надежда Малышева-Виноградова. Фотография из книги “Оперные тайны”.

В доме Виноградовых царил дух культуры и просвещения. Первые советы и отзывы на свои сочинения Казарновская получала от Юрия Лотмана, Михаила Алексеева (литературовед, академик АН СССР – прим. редакции), Дмитрия Лихачёва, Виталия Костомарова и Юрия Рождественского.

Сама автор отмечает, что у книг разные сверхзадачи. Первая книга «Оперные тайны» в большей степени посвящена работе с Надеждой Малышевой-Виноградовой над созданием образа Татьяны (опера «Евгений Онегин» – прим. редакции). Вторая книга «Страсти по опере» представляет собой «лохматое и эмоционально вздёрнутое» повествование о создании образа Кармен (опера «Кармен» – прим. редакции).

Кармен это не голос. Кармен это образ, это эмоция, это эротика тембра, краска голоса и души!

«Кармен» Жоржа Бизе – это «femme fatale» («роковая женщина» – прим. редакции). Татьяну Ларину сложно назвать роковой женщиной. Эти книги о совершенно разных личностных и оперных типах, которые смогла приручить Любовь Казарновская.

В заключительные дни XVI Книжного салона болели за писателей на круглом столе «Национальный бестселлер. Кто станет победителем?», слушали рассуждения Дмитрия Пучкова и беседовали с Анной и Сергеем Литвиновыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *