22.06.2024

Спокойные люди в неспокойном месте

Двадцать шестое июля 2019 года. С папой и дядей едем в небольшой город Кировск, который находится в Луганской области. Там живет тетя по маминой линии, три сестры и три брата. С ними я не виделась с 2014 года, из-за войны.

В машине откровенно душно. Всю поездку смотрю в открытое окно, любуюсь волшебными видами. Проезжаем огромнейшее подсолнуховое поле. Папа хочет сфотографировать меня в ярких цветах, но я отказываюсь, предпочитаю побыстрее выпить стакан воды и увидеться с братьями и сестрами. 

Звонит телефон. Папа берет трубку и включает громкую связь.

– Ну шо, где вы там? Мы уже заждались! 

– Подъезжаем, через десять минут будем. 

– Давай, тут Стёпка постоянно спрашивает, когда приедете.

Улыбаюсь. Младший брат Стёпа всегда любил пообщаться и посмотреть на то, как я играю в планшет. Сам, к сожалению, он этого делать не мог. С самого рождения у него детский церебральный паралич. 

Как и сказал папа, через десять минут подъезжаем к участку. Выхожу из машины, и тут же на меня налетает маленькая фигура в панамке. Стою в недоумении. Не понимаю, кто это, мальчик или девочка.

Вика! Отлипни от Кати, дай нам тоже обняться. 

Внутри все сжимается, когда вижу лицо улыбчивого ребенка. Нет бровей и ресниц, только большое количество веснушек на носу. Когда видела Вику в последний раз, ей было пять лет.  В 2014, когда начали бомбить поселок, из-за стресса волосы выпали и теперь девочке приходится скрывать это панамой. 

Дальше обнимает старшая сестра Даша. За ней, стесняясь, стояла Лера – младший ребенок в семье. Не зная, как привлечь внимание, трехлетняя девочка подняла лежащего во дворе котенка и понесла показывать его всем.

– А где парни-то?

– Миша скоро приедет, а Дима ещё на работе. 

“Это осколок прилетел, ничего страшного”

Пока Вика и Лера разбирали сумку с моей старой одеждой, остальные предпочли сидеть в зале, где из мебели диван, кресло и телевизор. Этот дом, как сказала тётя Таня, купил Миша. Удивляюсь, что в девятнадцать он столько зарабатывает. 

– Где же работает? – спросил дядя.

– Та воюет с Димкой, – отмахнулась Таня. 

Папа и дядя переглянулись. 

– Воюет?

– Ну да, на пару месяцев уезжают и так зарабатывают.

Стало не по себе. Осознание того, что в любой момент близкие люди могут получить рану или погибнуть, пугало.

Жарко. Встаю, иду к окну, отдергиваю штору и тут же отскакиваю. На стекле трещина во всю раму, похожая на паутину. 

– Тань, что это? 

– Это осколок прилетел, ничего страшного. В Криничанке ещё хуже было! Стёкла меняли раза три.

Непринужденный тон тети настораживает. Создается впечатление, что для нее это норма. В голове появляется ещё больше вопросов. 

– Что же вы тогда ещё здесь? Тут одни дети, опасно. Не дай бог осколок в кого-нибудь прилетит! – говорит дядя.

Таня и Даша усмехнулись.

– Так это же раньше было! Бомбы слышно только вдалеке. 

– Почему к деду не переедете? Там тишина…

– Да что у него делать? И так всё спокойно.

И у них всё хорошо

Просыпаюсь от стука в окно. Приподнимаюсь и вижу две фигуры. Это Дима и Миша, два старших брата. Приехали с “работы”, а точнее отпросились у начальника на пару дней. Сегодня поедем в Криничанку – поселок, в котором раньше жила семья. Вечером, на центральной площади пройдет “Вечер Ностальгии”. Это праздник, который организует администрация поселка. На улице будет играть музыка и все смогут отдохнуть.

Через пару часов выехали. По дороге смотрела в окно. Вокруг одни разрушенные здания. Вспоминаю слова тети и понимаю – здесь совсем не спокойно. 

Когда приехали во двор, вышла жена Димы и их ребенок Вовочка. Маленький, ещё не умеет говорить, но уже ходит. Мальчик подбежал к отцу и обнял его за ногу. Соскучился, не виделись пару недель.

Зайдя в квартиру, первым делом захотелось умыться. Спрашиваю, где тут ванная, но в ответ Дима усмехается. 

– Нет воды, надо идти покупать. 

Уже несколько лет поселок живет без воды. Вообще. Чтобы помыться или постирать вещи, людям приходится выезжать в другой город и покупать воду там. У кого нет возможности – покупают у соседей. 

Дима и Миша ушли. Я, Даша и Настя остались дома, чтобы подготовиться к вечеру. 

– Не страшно, что в любой момент Вова останется без отца? – спрашиваю у Насти.

– Да шо тут бояться? Жив же ещё.

– А вдруг что?

– Тю, ничего не будет с ним.

– Почему не хотите уехать, например, в Россию? Там же и работа, и садики, и вода. Войны нет…

– Ой, шо нагнетаешь.  Тут все нормально. Бомбят редко, если что, спустимся в подвал.

И у них всё хорошо. В этом окружении будто не от мира сего. Одноклассница, которая тоже из Луганской области, уехала оттуда сразу же, как только город начали бомбить. По её словам, снаряды, грохот и осколки – кошмар. Но почему моя семья такая спокойная? 

Танк на центральной площади

Вечер. Разгар веселья. Весь поселок вышел на центральную площадь. Желтое здание – клуб, из которого доносятся песни Ольги Бузовой, Егора Крида и Аллы Пугачевой. По бокам пару магазинов и ларьков, а в центре памятник Ленина в полный рост. 

Поселок пьёт, поет и танцует. Присаживаюсь уже к захмелевшему Мише. Он рассказывает друзьям о работе.

– Миш, почему ты пошел туда? 

– Ну, а что в сторонке сидеть? Хочу воевать. 

– Уже убил кого-нибудь…?

– Конечно. 

– Нет никакого груза на душе? 

– Кать, я убиваю не людей. Я убиваю врагов. 

– Не страшно? Всякое бывает…

– Нет. Если убьют, значит такова судьба. 

Миша встает и приглашает на танец. Обнимаю за родные плечи, и все сразу же сжимается внутри. Зачем эта война? Молодой, неглупый парень бежит сломя голову на фронт. Страшнее то, что его даже никто не останавливает. Таня только поддерживает в начинаниях сыновей, хотя в любой момент может их потерять. 

Вдалеке раздается шум, который с каждой минутой становится все ближе и ближе. Отстраняюсь от Миши и кручу головой. Замираю. По центральной площади проезжает здоровенный танк, заворачивает влево, на выезд из поселка. 

Под звуки трескающегося асфальта слышны довольные крики и музыка. Некоторые дети побежали вслед за танком, чтобы рассмотреть поближе. Пьяные мужики и женщины поднимали вверх бутылки с пивом. Все это было похоже на пир во время чумы. 

“Уедем, наверное…”

На следующий день уже у бабушки с дедушкой. Сюда приехала и Таня с Лерой, чтобы помогать больной матери. 

Уже ночь. Во дворе сидит тетя, которая закуривает последнюю за день сигарету. Сижу и думаю о поездке. В голове слишком много вопросов, поэтому  не выдерживаю и задаю их Тане.

– Почему вы такие спокойные? Разве не хочешь жить в другом месте? Я же вижу, что тут жесть.

– И куда ехать? 

– Да в ту же Россию. Можно же первое время жить у нас, устроить мальчиков на нормальную работу, отправить Вику и Стёпу на лечение, а Лерку и Вову в садик. Там не будет разбитых окон, бомбежки и танков во время праздников. Разве это не лучше, чем жить здесь? 

– Не знаю. Лично я не могу, нужно помогать маме, следить за хозяйством, за детьми. Пока пацаны воюют, их дома должны ждать. 

– В сентябре Миша, Дима и Даша поедут в Москву работать. А  вдруг получится устроиться в Москве? Если будет возможность, уедете? 

– Уедем, наверное…

Таня зашла в дом. Тяжело вздыхаю. После поездки вопросов было ещё больше, чем ответов. Стало грустно от того, что все будто не видят угрозы. Но, несмотря ни на что, я буду надеяться, что скоро война закончится, и моя семья больше никогда не будет в опасности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *