16.04.2024

Совет 5: новое место = новый шанс

Держась за руку сестры, я стояла в экскурсионном джипе и смотрела на километровый обрыв, который уходил неизвестно куда. Еще немного и мы увидим его — Гегский водопад. Свободное сумасшествие захватило меня, а непонятный экстрим отключил рациональность, при этом оставив жуткое волнение и страх.

Последнее чувство возникло недавно. Новый деревянный крест, который показал себя на вираже нашего подъема, и рассказ водителя о несчастном, что опрокинулся вниз, напомнили мне об опасности этого жалкого подобия дороги. Хотя, вряд ли ее вообще можно было так называть – это больше походило на дикую, с трудом накатанную лесную тропинку для машин.

Одна из машинных тропинок

Мне было страшно понимать, что одно неловкое движение колеса – и все, ни нас, ни джипа уже нет. Если бы не это свидетельство смерти, то мой адреналин победил бы и страх. Но воображение, что ярким образом любезно предоставило эту картину, заставило все-таки включить голову и сесть обратно, внутрь джипа.

Привет, меня зовут Лера, и я преодолеваю природные препятствия.

Кто не ездил в джип-турах – рассказываю. Сначала ты опьянен вольностью этих машин, а затем убиваешься. Твои коленные чашечки изгибаются под разным углом, лишь бы удержаться на резких поворотах, а незнакомые до сих пор мышцы начинают работать, чтобы сохранить твое тело хотя бы в пределах машины. Тебе кажется, что джип – это блендер, в котором ты всего лишь жалкая очищенная морковь. С каждым километром из тебя выжимают всё больше и больше, чтобы в итоге выплюнуть то, что осталось, и сказать: «Вот, мы приехали, любуйтесь».

Но мне было без разницы на сложные условия этого тура. Волнение – вот главная причина, отчего я полдня сидела как на иголках. Предстоящая встреча с Гегским водопадом тревожила, а наскоро слепленная вера в это проявление стихии временами терялась.

Секунда за секундой, место за местом, мы все ближе к нему подбирались. Я, слегка прибитая перепадом атмосферного давления, считала, что джип не поднимется никогда. Тем не менее нас туда дотащили.

Наконец-то, остановка. Вроде и радость должна быть, и счастье, но так уж вышло, что вечные предыдущие подставы, связанные с водопадами, держали мое настроение на скептическом и уже готовым на новые разочарования уровне.

Пейзаж остановки

Что ж, Гегский водопад, здравствуй.

Накануне вечером

— Извините, я тут мимо шел и услышал, что вы хотите объехать всю Абхазию?

Парень «Голубая футболка» устало смотрел на нас – помню, тогда подумала, что он достоин самой премиальной премии. Час ночи, пустая улочка Адлера, разморенный дневной жарой и буквально разбитый своей работой, этот представитель турфирмы мог пройти мимо. Но нет, он услышал наши обсуждения и предложил свои варианты. Либо уж больно отчаянный, либо уж больно любит свою работу.

Мы с папой переглянулись – честно сказать, прям «всю Абхазию» смотреть не планировалось. Так, хотели, мотнуться туда или обратно до Рицы, чтобы поставить галочку в списке «мы тут были». Но проблема была лишь в одном – кратковременных экскурсий в этот райский по рассказам уголок не было. Туристические фирмы предлагали всего два варианта, различие которых было в способе передвижения: комфортабельные автобусы или экстремальные джипы. Поэтому мы с папой только обсуждали, обсуждали, но к итоговому ответу никак не приходили.

«А надо ли оно нам?» — извечный вопрос ленивого путешествия.

Извечный неудачный сценарий

Наш неожиданный собеседник не сдавался:

— Предлагаю тур на комфортабельном автобусе: посмотрите Гагру, пещеры, монастырь, Рицу, Голубое озеро. В общем, прелесть…а есть еще джипы: они не популярны, сами понимаете, но показывают места не столь доступные. Да! Гегский водопад! – тут на секунду выдержалась драматичная пауза. – Гегский водопад – не место, а сказка. Вы еще такого наверняка не видели!..

О, да, да, да. Извечный сценарий подставы.

Каждый раз на новом месте нам с папой обещали «Ниагару местного разлива» — стихийное буйство во плоти и наш щенячий восторг. Но струя, которая с трудом выбивалась из камня и радовала этот мир своим ценным существованием, приводила нас сначала в разочарование, затем в обиду, а после в досаду.

Мы преодолевали сложные маршруты, ведь грандиозных водопадов на равнине не посмотришь. Мы тратили деньги, время и немного нервных клеток на сборах.

Куда? В никуда.

Каждый раз наша мечта увидеть падение огромной массы воды отвечала согласием на предложения, но дальнейшее расстройство напрочь отбивало желание смотреть новые водопады. Ну, не везло нам на них, бывает. Но увидеть ведь так хочется…

— Нет, спасибо. Не будем снова огорчаться. Мы подумаем о пещерах, благодарим.

И хочется, но колется

Не знаю, как смогла себя уговорить дать новый шанс этому месту. Возможно, меня вело предчувствие, а возможно – штормовое море, на котором нельзя было даже загорать. Моя скучающая часть была решительно настроена на эту поездку, но другая, что помнила прошлые «водопадные неудачи», терроризировала голову. Она подкидывала мне каждое слово «Нет», которое я говорила после очередных провалов, и напоминала, что этот водопад будет таким же – никаким.

Но, привет, меня зовут Лера, и я безнадежная оптимистка.

Поэтому путь от пограничной зоны до Гегского водопада я провела в вечном противоречии чувств: и хочется, но колется. Этот внутренний дисбаланс вдобавок усиливался на постоянных остановках маршрута.

На пути к стихии я успела посмотреть на дивные винные кувшины, не получавшие внимания туристов. Я их понимаю – бесплатная дегустация вина и чачи соблазняет куда сильнее, чем керамические изделия. Но мне, к этому равнодушной, было интереснее другое. Разрисованные вручную, эти яркие диковинные сосуды для алкоголя пробуждали мою скрытую внутреннюю сороку: хотелось незаметно все собрать, сбежать и кричать во все горло «Моя прелесть!» Четко очерченные мелкие детали притягивали меня так сильно, что со стороны казалось, что я гипнотизирую взглядом каждый кувшин. Хотя, почему казалось?

Но самшитовая роща, медленно умирающая из-за привезенного откуда-то насекомого, улетучила вмиг мой восторг. Даже мне, с твердой двойкой по биологии, было видно, что чудные растения, переплетающиеся зеленой паутиной, тихо лысели и ожидали своего скорого конца.

Они не смогли устоять против неизвестного им врага, но ждали помощи, которая почему-то решила не торопиться. Разочарование от бездействия людей, заставляло меня стыдливо опускать глаза: вроде я смотрю на эту красоту, но поддержать ее ничем не могу. Получается, что тоже бездействую?

Протекающая шумным потоком вдоль самшитов, река Бзыбь снова напомнила мне о волнении насчет водопада. Какой он? Такой же умирающий или, наоборот, борющийся за жизнь и яростно выталкивающий свои воды из скал? Неизвестно.

Река Бзыбь

Немного о хозяевах Абхазии

Зато было понятно одно – цари и хозяева здесь не люди, а горы. Чем выше мы поднимались, тем это острее чувствовалось. Здесь не было вышек электросетей, по бокам не проложены защитные сетки от обвалов, а дороги в некоторых моментах были настолько узкими, что лучше никуда не смотреть и лишний раз не двигаться, а то, мало ли что.

Мне, человеку с горной зависимостью, все время не хватало этих зеленых скал: хотелось их видеть все больше и больше. Пока еще можно было высовывать свою голову, я стояла в джипе, щурила глаза от встречного сильного ветра и старалась как можно больше фотографировать. Горы заманивали меня своим образом той природной живой свободы, что проносится ветром через их высокие вершины. Величавые они, и я, небольшая, но очень в них влюбленная. Вот она – животворящая сила Абхазии.

Но вскоре, когда кончился асфальт и то, что можно было назвать дорогой, пришел к концу и мой адреналин. Нас кидало из стороны в сторону, а температура ощутимо менялась: ветер уже не остужал, а морозил, покрывал противными мурашками и заставлял сильнее кутаться в кардиган. Мы барахтались в джипе, и уже самые задорные девушки, сидящие напротив нас, присмирели и лишь изредка, по возможности, пили Смекту. Пищевые расстройства Черного моря известны многим.

А мне пришлось снова размышлять. К чему я еду? Ожидание и нетерпение – что может быть хуже этих ощущений? Разве что новое разочарование. Я пыталась прекратить надеяться на лучшее, но надежда не хотела меня покидать.

Через миллионный поворот подъема мы все-таки остановились. На дрожащих от усталости ногах я выползла из машины и оторопела:

— Пап, ты его слышишь? Он ШУМИТ…

Что прячет долина

То, что у меня проблемы с пониманием масштабов, я поняла еще в кустарниках. Завидев снова до безобразия маленький Гегский водопад, я тяжело вздохнула. Мне хотелось развернуться и сделать вид, что ничего не увидела. Благо, можно любоваться горами, что были везде: устрашающие, но очень красивые.

Горы долины

Но непонятные точки, которые мельтешили у далекого подножия, заставили меня усомниться в собственных глазах. Не может же быть такого, чтобы люди были такими мелкими на фоне небольшого водопада, да?

Ошибочно «маленький» Гегский водопад

И мы пошли. Мосток за мостком, мы перескакивали от одного камня к другому – даже здесь природа напоминала, что туристы тут – гости. Хлипкие сооружения шатались от небольшого постоянного потока людей, мелкие чистейшие речушки и ручейки змеями расползались по всей долине, одаривая ноги холодом и каплями. Скалы, которые окружали нас со всех сторон, невозмутимыми и строгими охранниками наблюдали за наши действиями. Честно говоря, настолько дикое и не подготовленное место для посещений я видела впервые. Но оно меня не отталкивало, а, наоборот, завораживало: здесь все вокруг было такое…настоящее, что ли? Не испорченное, свободное, живущее своей независимой жизнью – такой древней, глубинной. Отрезанная, в приятном смысле, часть мира – не отчужденная, а вольная и спокойная. Почти.

Долина водопада

Буйство стихии

Чем ближе мы подходили к нашей мечте, тем громче говорили и чаще стирали влагу с лица. Водопад, который неожиданно оказался просто восхитительно огромным, рассеивал брызги на далекие расстояния при помощи ветра. Последнее особенно приводило в восторг и меня, и сестру, и отца:

— Он создает ветер! Своей силой создает ветер! Какая мощь!

Но наши возгласы тонули в его грохоте. Мы стояли в метрах 50 от него, но уже все были насквозь мокрые. Папа сначала немного ворчал и говорил нам не подходить близко, чтобы не заболеть. Но вскоре тоже откинул эту глупую мысль, и мы, сырые и довольные, горными козами подбирались по валунам все ближе и ближе. К теперь уже сбывшейся мечте.

Гегский водопад был огромен, и, что важно, широким. Мы хохотали, мы прыгали от счастья, а губы шептали одно единственное: «Наконец-то». Вот оно, буйство стихии! Вот он, наш щенячий восторг.

Огромные воды вырывались, падали, неслись безудержным течением куда-то вдаль и не давали создаваться пене – ее постоянно прибивал поток. Влажный ветер с легким запахом горной мяты сшибал нас с ног, вещи, что свисали лохмотьями, липли к холодной коже, но нам было не до этого. Мы раболепно заставляли себя покоряться водопаду, мы дышали им, мы верили в него.

Чувство разгаданной тайны, обнаружения сокрытого от всех сокровища слегка лихорадили мою нервную систему. Было сложно поверить в то, что видишь, ведь с настолько ошеломительным сочетанием леса, воды и скал я еще никогда до этого не сталкивалась. Красивые картинки разных водопадов, на которые я могла лишь смотреть, неожиданно стали явью.  

Привет, меня зовут Лера, и я поняла, что на новом месте надо давать новый шанс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *