05.03.2024

Как же похорошел Петербург при Москве

Группа «Ленинград» спела уже и о предназначении такого города, как Петербург: «В Питере — пить», и пыталась узнать у Москвы «По ком звонят её колокола», но вопрос на повестке дня такой: водолазка или бадлон?

МОСКВА
  • год основания: 1147 год (первое упоминание в Ипатьевской летописи)
  • основатель: Юрий Долгорукий
  • нынешний статус: столица Российской Федерации; город федерального значения
  • годы активности: 1147 — 1703 годы; 1812 год; 1917 — настоящее время
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ (ПЕТРОГРАД/ЛЕНИНГРАД)
  • год основания: 1703 год
  • основатель: Пётр I
  • нынешний статус: город федерального значения
  • годы активности: 1703 — настоящее время

Петербург и Москва — два разных города и то, что сразу бросается в глаза — годы их основания. Разница 556 лет, за это время Европа прошла путь от средневековых феодальных княжеств до Эпохи Просвещения. Перед дорогой, дорогой читатель, обозначим вопрос, на который хотим ответить к концу текста — «Насколько основательно противостояние между двумя столицами?».

Вернёмся к нашим городам — за эти годы Москва уже сложилась как город с многовековой культурой, а главное — патриархальными традициями, как и государство в целом. В 1524 году старцем Филофеем была выдвинута формулировка «Москва — третий Рим» — падение «первого Рима» от язычества и «второго Рима» от мусульман и наступление эпохи «третьего Рима», после которого «четвёртому» не быть. В такой теории столица Руси выступает как богозаступница и хранительница истинной веры, город сильный и смелый, который неподвластен ни одному из внешних факторов. Окончательно Москва «опоясалась» давлением церкви, когда во главе страны встал первый царь из династии Романовых — Михаил Фёдорович, а отец (в миру — Фёдор Никитич) Филарет патриархом. Благодаря родству с царём, власть Филарета достигла небывалой высоты: он участвовал во всех государственных делах, был фактически соправителем и даже носил титул великого государя. Патриарх делал всё возможное, чтобы защитить страну от западных религиозных влияний, ведь вся ересь, которая приходила с Запада разрушала веру, в последствии и государство. Следовательно, из этого, идеи Просвещения, протестантства и свободы человека не имели развития. При попытке реформации священных текстов и их унификации патриархом Никоном — все его последовательные шаги принимались в штыки, что говорит об уже чётко сформированном, в большей части, сильном религиозном сознании.

Самую многочисленную фракцию жителей составляли группы зависимого населения. Им противостояла бюрократическая верхушка. Глубокие социальные контрасты, присущие Москве, приводили к обострению противоречий, активизации борьбы городских низов против купеческой власти. Столица Руси стала одним из центров антифеодальной борьбы России в XVII веке — Соляной бунт, Медный бунт, восстание 1682 года, восстание стрельцов 1698 года. 

И на этом историческом фоне — религиозного сознания свободомыслящих людей в 1703 году — Пётр I, насмотревшись в Европе диковинных вещей, основывает крепость. Впоследствии образуется город, который назовут в честь святого апостола Петра. Светский европейский город с религиозным названием.

Всё, что было «городу-парадизу» органично: немецкие платья, маскарады и бритые бороды, для боярской Москвы, как не воспалившийся аппендикс — жить можно, но вовсе не нужно. В 1712 году, из белокаменной древней златоглавой, столицу перенесли в Петербург. Император (такой титул получит Пётр в 1712 году после победы в Северной войне) запрещает любое каменное строительство везде кроме Санкт-Петербурга. Столица должна была по своей красоте и очарованию превзойти Амстердам, Лондон и Париж.

Именно здесь, в этом году мы поставим расчётную точку. Концепция о «третьем Риме» стала ослабевать, но только теперь город погибал не от рук иноверцев, а собственного государя. 

Две столицы не могут в равной степени процветать в одном и том же государстве, как два сердца не существуют в теле человеческом

Александр Сергеевич Пушкин

Города даже в основе своего появления разные. Петербург — искусственно созданный и строился по плану, ориентиром служила европейская культура. Москва была заложена уже на основе существовавших поселений, и, с приходом новомодных архитектурных стилей приходилось встраивать их в уже существовавший ландшафт. Яркий пример произошёл при императрице Екатерине II. Едва вступив на престол, «государыня-матушка» задумалась о том, как бы поэффектнее и монументальнее обозначить судьбоносность своего правления. Одним из важнейших шагов в этом направлении должна была стать перестройка московского Кремля, но никто прежде не решался на это. Реконструкция старинной крепости обещала быть радикальной: достаточно сказать, что по указанию императрицы разобрали протяжённый отрезок кремлёвской стены. Если бы планы осуществились, нынешний облик Кремля разительно отличался бы от привычного. Но государыня в итоге передумала, не желая возвеличивать Москву в противовес Петербургу. Опять же, прежняя столица оказалась разменной монетой и была полностью подвластна воле императрицы — город и его влияние окончательно угасают к началу XIX века. 

Петербург растёт и ширится, Москва же в это время тоже не стоит на месте, но прежнего веса в жизни страны не имела — город стал купеческим центром притяжения. К 40-ым годам XIX века рост набирают два сильных философских движения — западники и славянофилы (так их называли оппоненты, сами себя они нарекали «москвичами»). Отныне спор двух столиц это противостояние двух абсолютно разных философских школ. 

Славянофилы-москвичи придерживались мнения, что судьба русского народа в его самобытности, а петровские реформы изменили естественный ход истории России. Западники видели необходимость в принятии опыта и ценностей Запада, ликвидации отставания и утверждении в России либеральных идеалов свободы личности, гражданского общества и, в перспективе, конституционной монархии. Отметим, что оба движения имели как плюсы, так и минусы, но то, что у Руси «особый путь» — не сомневался никто. Очевидного лидерства одной из философских школ тоже не было.

К своему логическому завершению подходил XIX век, и теперь Петербург оставался городом-столицей, но правящая верхушка его не совсем любила: с 70-ых годов город ассоциируется с деятельностью террористических оппозиционных кружков, которые одной из своих целей ставили цареубийство. Город перестал быть безопасен для императорской семьи, которая в разные годы предпочитала столице Крым, Царское Село или же Москву. Убийство Александра II в 1881 году и вовсе стало считаться поворотным — столица была осквернена, перестала быть священным местом — убитой оказалась и вера в неприкосновенность государя, аура императорского города. В глазах многих город стал «осквернённым, опозоренным и непристойным теперь местом для пребывания Государя».

Последний царь в истории Российской Империи Николай II стремился внедрить московский стиль в жизнь петербургского двора — повысилось количество балов в русском стиле: кокошники, сарафаны и длинные рукава (что, например, проиллюстрировано в фильме «Серебряные коньки»). Для императора Москва была символом чистого самодержавия. Старая столица составляла для него альтернативу тем установлениям и тем чиновникам, которые в столице империи ограничивали исполнение его воли.

Во всём наступает конец — и вот имперский Петербург, теряет свой статус и обретает новый — «столица пролетарской революции», но высокое государственное положение ему не вернётся никогда. Всё, что было до следующих событий, лишь накал железной проволоки. После 1917 года — с двойной силой. 

Одним из самых главных эпизодов противостояний стала так называемая: «Большая распродажа». В чём суть? Молодому социалистическому государству для претворения своих планов в явь нужны финансы, и здесь партийная верхушка вспоминает о Ленинграде — городе-хранителе культурного наследия ещё времён Екатерины II. Принято решение о продаже «с молотка» картин, сервизов, золотых украшений и запасников музея. Европейские покупатели ценностей, например, такие как Галуст Гюльбенкян, присылали советскому правительству целые списки желаемого, с ошибками в названиях и через запятую. Первый аукцион произвёл фурор в европейской публике, но потом наступила «Великая депрессия». Продажи перестали приносить крупное финансирование в экономику страны, но поставки не прекратились, а наоборот усилились. Около 50 знаменитых шедевров, включая работы таких мастеров, как Ян ван Эйк, Тициан, Рембрандт и Рафаэль, — навсегда покинули Россию, и других работ этих авторов нет в нашей стране. Информация о масштабах потерь стала достоянием широких кругов общественности лишь в конце 80-х годов. Сотрудниками Эрмитажа и российскими учёными данная распродажа национального достояния и культурного наследия расценивается как «трагедия и катастрофа», «безумие», «непродуманная, зачастую неумелая, даже бессмысленная, а потому и плачевная по своим результатам деятельность». Когда работникам музеев сказали выдать Скифское золото на аукцион, лично к Сталину обратился Иосиф Абгарович Орбели — заместитель директора Эрмитажа. Иосиф Виссарионович в ответ написал: «Уважаемый т-щ Орбели! Письмо Ваше от 25/Х получил. Проверка показала, что заявки Антиквариата не обоснованы. В связи с этим соответствующая инстанция обязала Наркомвнешторг и его экспортные органы не трогать Сектор Востока Эрмитажа. Думаю, что можно считать вопрос исчерпанным. С глубоким уважением — И. Сталин». В дополнение к этому, Ленинград во время эвакуации Блокады 41-45-х годов, покинули великие царские регалии. Отношения между двумя культурными центрами накалились до предела.

После больших потрясений, наступил период относительного мира, когда две столицы развивались по-своему — в Петербурге появился праздник выпускников «Алые Паруса», а в Москве проводился фестиваль молодёжи и студентов; но в сердцах горожан осталась та самая обида, которая прячется в самых сокровенных уголках сердца. После распада СССР, в 1993 был проведён опрос по крупным городам РФ, где выяснилось, что ленинградцы, при всей партийной идеологии меньше всех в стране видели Ленина, потому что ездить в столицу считалось моветоном. Шли годы, и начали складываться определенные стереотипы — москвичи — это люди, которых интересуют только деньги и карьера, а Петербург — дождливый, серый город, люди в нём медленные и меланхоличные. Формируются они именно в середине XX-го века, поэтому поколение семидесятников росло на них и впитывало с молоком матери. Ведь именно семья является первым этапом социализации.

И конечно, у каждого города, есть своя лексика, которая переезжает вместе с человеком. Можно вывезти девушку из региона, но регионализмы из девушки – никогда. И даже на примере регионализмов, можно отметить, какой образ двух городов складывается в сознании жителей. Посмотрим на пару регионализмов «бадлон — водолазка». В начале обозначим, действительно ли наименования «водолазка» и «бадлон» обозначают одно и тоже, или же это разные предметы одежды. В «Большом толковом словаре Кузнецова» «водолазка», это тонкий обтягивающий джемпер с высокой горловиной. Дальше переходим, здесь же, на статью слова джемпер. В ней указано, что джемпер, это тонкий вязаный свитер без воротника. Из этих двух статей можно вывести отличительные черты «водолазки», как предмета одежды — тонкий вязаный свитер с высокой горловиной. Такой же путь стоит проделать и с «бадлоном», но в «Большом толковом словаре Кузнецова» этого слова не оказалось. Также бадлон не был найден в словаре жаргонизмов. Единственный раз, слово бадлон можно встретить в «Онлайн словаре молодёжного слэнга». В нем приводится такая формулировка: «Бадлон — предмет одежды, нечто среднее между футболкой и свитером, с длинными рукавами и воротником, закрывающим горло до подбородка». Получается, что данные два изделия в основе своей содержат одни и те же отличительные черты, поэтому можно говорить о том, что это два разных наименования одной вещи: «бадлон», это региональное слово, которое распространено в Петербурге и его окрестностях, а «водолазка» — общепринятая и устоявшая норма номинации свитера с высокой горловиной.

Как же эти два слова сосуществуют в одной реальности. В рецензии «„18+“, дуэли и Глеб Калюжный в роли подростка (снова!): о чем сериал „Черная весна“?» встречаются сразу два слова: бадлон будет нами встречен в абзаце с описанием главного героя Мела (Глеб Калюжный), а второй в абзаце про главную героиню Анжелу (Анастасия Красовская). Отметим, что действия сериала «Черная весна», происходят не в Петербурге, а в Причерноморском городе.

И так, Мел — старшеклассник из небогатой семьи, внешне похожий на Маяковского, увлекается уличной поэзией, танцует у себя дома старинный шотландский танец экосез и изучает дуэльный кодекс. В первой серии Мелу герой «алкаш-философ», говорит, что его место Петербург, «там таких, как он, много», и советует переехать из приморского города, где разворачиваются события сериала. «Мечтательно вглядывающийся в потолок юноша бледный в кроваво-красном бадлоне картинно застывает на фоне картины же с бледным юношей в центре,» — пишет о главном герое журналист. Получается слово, которое может ассоциироваться с Петербургом встречается в контекст, описывающем романтического героя, приверженца идеалов справедливости и братства.

А что же «водолазка»? Контекст, в котором упоминается водолазка, связан с героиней Анастасии Красовской — Анжеликой. Анжелика в отличие от Мела, дочь богатых родителей, которые держат в своих руках весь город. Она хочет вырваться из приморского города и уехать в Москву. В этот момент в город приезжает московский режиссер, который берет Анжелику сниматься в рекламе, а потом обещая карьеру проводит с ней ночь. «Анжела — в его (Мела) глазах идеал: Прекрасная дама, Мальвина, Царевна-Лебедь и Снегурочка, одетая то в небесно-голубую водолазку, то жемчужный топ и серебряный пуховик.». Получается слово, которое может ассоциироваться с Москвой встречается в контексте с героиней, которая хочет вырваться в столицу и достичь там успеха. Но тут интересно ещё отметить в каком ряду появляется слово «водолазка» — в ряду с яркими представителями символических шедевров. «Стихи о Прекрасной Даме» — Блок, «Царевна-Лебедь» — Врубель, «Снегурочка» — Васнецов. Получается, что девушка в водолазке, в глазах мальчика в бадлоне буквально образ, вобравший в себя многие яркие примеры символического творчества. Здесь же в тексте мы узнаем, что в дальнейшем Мел вызовет московского режиссера на дуэль. И здесь важно отметить, что в сериале нет номинаций вещей, там они не называются то, есть это номинации, который выбирает автор, и конечно не случайно, а чтобы таким образом передать всю сложность образа Мела и Анжелики.

Противостояние в спорте или «Дерби двух столиц» — название футбольного соперничества между Петербургом и Москвой — одно из старейших и наиболее острых противостояний в российском футболе — Зенит и ЦСКА. Не раз случалось, что эти встречи приводили к столкновениям между фан-лагерями, и даже на поле, между игроками команды. Соперничество болельщиков обострилось в конце первого десятилетия XXI века, когда чемпионат страны пять лет подряд не выигрывали московские клубы. В 2010 году «Зенит» мог стать чемпионом в домашнем матче с ЦСКА, своим главным преследователем, но проиграл встречу со счётом 1:3, избежав разгрома на последних минутах благодаря голу Алессандро Розины. Футбольные столкновения фанатов — самые популярные противостояния двух столиц.

Петербург и Москва — два города, которые являются центрами притяжения для провинций нашей большой страны. Конкуренция между городами существует неизменно, но стена непонимания ветшает. Это видно, на примере обмена опытом или федеральном законодательном уровне. Сейчас государственная архитектура является примером для имперской в передовых решениях: Зарядье — Тучков буян, Москва-Сити — Лахта-Центр. Два города обмениваются опытом — музейные выставки, концерты и даже международные фестивали. Стены непонимания рушатся и раздвигаются в сторону понимания и культурного обмена. Тем не менее, спор о том, водолазы ли люди в бадлонах — вечен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *