22.05.2024

Под путеводной звездой: музей «Дом маков»

Начало пути

В былые времена, как и в момент, когда вы читаете эти строки, маяки продолжают выполнять миссию, оказываются рядом или же на расстоянии в морских глубинах. Все они играют роль световых домов, направляют мореплавателя к цели и гарантируют безопасность на воде. Эти сооружения, которые люди привыкли видеть как непоколебимые островки света среди волн, на территории России считаются объектами с ограниченным доступом из-за статуса закрытых военных зон, и посещение большинства из них не разрешается. Кстати говоря, особое место среди учреждений, которые распространяют знания о башнях света, занимает музей «Дом маяков», который открыли на основе Музея маячной службы. Несомненно, это уникальное место в России подробно освещает историю навигации в море.

Вместе с тем, в Ленинградской области стоит больше всего маяков на постсоветском пространстве. Этот факт делает ее особенно значимой в этом контексте. Для Кронштадта маяк превысил функцию и стал прежде всего символом города, что подтверждается изображением на гербе. В прошлый раз мы с друзьями посетили остров, чтобы увидеть единственный в России белый деревянный маяк. Особенно впечатлился Даня, который взял обещание вернуться и посетить пространство, посвященное маякам. Поэтому в солнечный день выходного дня мы снова отправились в Кронштадт.

Нам, несомненно, повезло: нашли место для парковки на улице рядом со сквером, откуда до музея легко дойти за пару минут пешком. В принципе, место выдалось славным: тихое, уютное, и, что главное, бесплатное. Аккуратно припарковали машину, удостоверились, что рюкзаки спрятали от посторонних глаз, и отправились на встречу с историей.

Вход в музей

«Дом маяков» находится на территории сквера А.С.Попова – родоначальника радио. Ребята пропускают дам вперед: проходим сквозь черную калитку и наступаем на застеленную брусчаткой территорию. Вдобавок сквозь камни прорастают травинки. Старое желтое трехэтажное здание, в котором расположили культрный оплот, стоит будто старый морской волк: фасад украшают два маяка по бокам, словно опознавательные знаки, которые указывают путь к сокровищам навигационной истории.

Входная дверь, кстати говоря, похожа на дверь каюты капитана корабля: дерево намокло из-за шторма, окошко-иллюминатор, тяжелая медная ручка. Ощущение, что, стоит открыть ее, и ворвется соленый ветер, а в нос ударит запах морских приключений.

Заходим в музей, где нашу кампанию сразу встречает улыбчивый молодой человек в джинсах и футболке с логотипом музея – красной верхушкой маяка, разделенной на две части с линзой в центре. Сотрудник представляется Михаилом и сообщает, что экскурсии проводятся каждые 40 минут, так что придется подождать, пока предыдущая группа освободит пространство.

Первое впечатление

У нас появляется время рассмотреть входную группу. Пространство разделили на две части: слева зона ожидания с двумя темно-зелеными креслами под бахрому, между ними стоит шахматный столик, фигуры на доске – персонажи книги Туве Янссона «Муми-Тролли». В итоге я и Коля сразу задаемся вопросом, в чем связь троллей с маяками Финского залива. Напротив столика стоит витрина с дорогими сувенирами: шахматы с фигурками в форме русалок, коллекционные издания книг про маяки, стоимость которых свыше 2000 рублей. Так же миниатюры навигаций, что представлены в музее.

В то время в другой части коридора, в крошечном зале, стоит полноценная сувенирная лавка. Даня и Надя сразу покупают магнитики с символикой острова – котел и маяк, а мы с Колей не удержались и купили белые парные футболки с надписью «Все дороги ведут в Кронштадт». Надя хватает связанную крючком игрушку нерпы с фиолетовым шарфиком, показывает и ставит обратно. Даня озадаченно тычет пальцем в раскраску «Раскрась Муми-Троллей».

Буквально через 10 минут Михаил подходит и просит следовать за ним. Идем к двери в первый зал, как вдруг экскурсовод предлагает позвонить в прибитый к стене позолоченный колокол. Надя с удовольствием хватается за короткий канатный шнур: сильно трясет рукой, так, что гулкий звон разноситься по пространству музея. Экскурсовод говорит, что макеты изготовили из пластика с использованием 3D-печати. Модели хрупкие, поэтому трогать руками запрещается. С другой стороны, маяки оснащены миниатюрными лампами и излучают свет с такой же частотой, как и прототипы.

Музей: первый зал

Проходим в первый зал. Внутри темно и глаза, честно сказать, не сразу привыкают к резкому перепаду света. Михаил щелкает по выключателю и я удивленно ахаю: стены черные, а потолок покрыт рисунками небесных созвездий в виде животных. На каждом изображении, в конце концов, загораются маленькие неоново-зеленые точки, рисуя карту звездного неба. Смотрим наверх, задрав головы, и начинаем возбужденно перешептываться между собой. В результате наши голоса сами понижают громкость. По идее, первый зал посвятили не сколько маякам, сколько предшественникам – звездам. Кашлянув в кулак, экскурсовод разводит руки в сторону и начинает рассказ:

«До европейских мореплавателей древние народы островов имели своеобразные знания о навигации, которые применяли для дальних морских путешествий задолго до экспедиции Христофора Колумба через Атлантический океан.К примеру, полинезийцы ориентировались во время плаваний на каноэ, наблюдая за изменениями в волнах и течениях. Они создавали навигационные карты, используя полоски из кокосовой пальмы для обозначения течений и раковины моллюсков каури для обозначения островов. Кроме того, древние жители тихоокеанских островов использовали для навигации знания о звездах, поведении морских животных и вспышках на поверхности воды, а также направление ветра и волн».

Я стою и слушаю, как завороженная, периодически вожу взглядом по комнате. Замечаю, что Михаил иногда поднимает голову к потолку и улыбается, прерываясь на пару секунд. Забавно, что человек, работающий здесь, до сих пор с восхищением реагирует на такое волшебство. Не сразу замечаю в углу комнаты миниатюру маяка. По правде говоря, он подозрительно похож на белый деревянный маяк, где который посещали на прошлых выходных.

Музей: второй зал

Проходим в следующую дверь и попадаем в просторное пространство, где разбегаются глаза. Примечаю, что каждый зал украсили по-разному. Сейчас меня окружают стены, которые раскрасили в технике градиент: наверху белые, а внизу от темно-синего до голубого. Это море, на котором с разных сторон то плывут корабли, то пролетает стая чаек. Оглядываюсь и понимаю, что свет в помещение проходит странно. Конечно, ведь каждое окно украшено витражным рисунком на морскую тематику.

Я бегу к деревянной конструкции, похожей на катапульту: наверху закреплен фонарь с имитацией огня внутри. Оглядываюсь и смотрю на ребят, которые столпились у длинного во всю стену стола. Подхожу ближе и вижу по-видимому залитый эпоксидной смолой макет. Михаил поясняет, что это интерактивная модель акватории Финского залива. Ее сделали для демонстрации посетителям сложность структуры фарватера.

Сам макет сделан на деревянной основе, похожей на старинный сундук. На стене у модели нарисованы алые паруса на фоне Лахты-центра. Михаил опускает руку под макет и включает подсветку. По всей площади распространяются мигающие полоски света. Оказывается, что в акватории Финского залива 30 навигационных знаков. Экскурсовод демонстрирует помимо расположения еще и назначение маяков и других навигационных средств,а также показывает, как корабли ориентируются в мелководных участках залива.

«Такой сложной и многообразной сети навигационных знаков нет нигде, кроме акватории Финского залива».

Маяки в музее

Благодаря мастерству макетчиков можно увидеть акваторию с высоты птичьего полёта и, более того, подводный мир с затонувшими судами, сбитыми самолётами и знаменитыми морскими чудовищами: Несси и Мегалодон, которого шуточно переименовали в Мегалокорюшку.
Подходим к белому маяку, красный шпиль которого едва не достает до потолка. Михаил рассказывает, что сейчас мы видим макет знаменитого маяка Толбухин.

«Вне сомнения, маяк Толбухин — старейший маяк в России, стоит на искусственном острове неподалеку от Кронштадта. Первоначально основа корпуса состояла из дерева в 1719 году, а в 1810 году заменили на каменное сооружения.

На макете изобразили не только маяк, но и окружающая территория: белый длинный дом с красной крышей присоединили к зданию маяка. Рядом хлев для коз, которых разводит семья смотрителя. Приглядываюсь и вижу маленькую фигурку человечка у входа на маяк, который держит в руке фонарик. Михаил уточняет, что подобного рода соединение маяка с жилым зданием через галереи — единственное в России.

«Продукты привозят в пакете из-под «Пятерочки». Устроилась семья лучше многих: вместо винтовой лестницы полноценная человеческая пролетная система!»

Продолжение осмотра

Отхожу и иду дальше. К удивлению, экскурсовод не против своеволия. Проход между вторым и третьим залом подразумевает под собой коридор с округленным потолком. С обеих сторон висят картины, так или иначе связанные с тематикой музея: портрет Петра Первого в технике стринг-арт, изображения маяков разных форм и размеров. Мало того, даже рамы у рисунков отличаются.

музей

Иду дальше и выхожу в зал с белыми стенами, на которых красуются факты о местных экспонатах, и каменным закругленным потолком. Комната заставлена макетами маяков и навигационных знаков, а в центре стоит лампа высотой в 2,5 метра. Кампания в составе друзей и экскурсовода догоняет меня, и Михаил продолжает рассказ.

Он показывает рукой на странного вида красный маяк, возле которого я стою. Конструкция похожа на алую Эйфелевую башню, которая служит подставкой под подзорную трубу. Странное сооружение на деле оказалось Нижним Николаевским маяком. Я смеюсь, потому что экскурсовод говорит в первую очередь о внешних характеристиках. Предмет, что смутила меня, нужен для более узкого потока света лампы. Маяк перестал работать, честно говоря, по нелепой причине,- тело Нижнего недостаточно длинное. В высоту Нижний Николаевский 16 метров, по этой причине за большими кораблями свет лампы было не видно. Проработал он 31 год, погасили в 1917. Старший брат, что стоит по левую руку – Верхний Николаевский – прекратил работу в 2009.

Одновременно поворачиваемся и смотрим на линзу высотой в 2,5 метра. Как заявляет Михаил, этот объект – важная достопримечательность музея. Линза Френеля с маяка Сескар в Финском заливе, которую изготовили в 1857 году английская фирма «Чанс». Это вторая по счёту линза в России, первая, к сожалению, была утрачена. Выше человека, широкая и при ближнем осмотре способна ослепить на пару секунд. Линза кружиться вокруг своей оси, а я не могу сдержать восторга.

Музейный житель

Надя хватает Даню за руку и тащит в последний зал. Мы с Колей и Михаилом идем следом. Заходим в кабинет смотрителя маяка по имени Маяковлевич. Экскурсовод гордо заявляет, что Маяковлевич тут главный. Вот он – сидит за столом, ухмыляется и зажмуривает один глаз, пускает клубы дыма из курительной трубки и слушает радиостанцию «Маяк». Перед ним разложили, к вашему сведению, подлинные вещи: бортовой журнал, радиостанция, календарь, гелиограф и формочка для выпекания хлеба. На стене висит спасательный круг с надписью «56о11N МАЯК 163о21Е АФРИКА», на шкафчике за спиной – флажок из красного бархата с серпом и молотом внизу.

Михаил удаляется на пару минут, а возвращается уже не один: в руках экскурсовод держит клетку с белым попугаем Какаду.

«Это пиратский попугай по имени Проша. Символ нашего музея».

Клетка открывается и Проша стремительно вылетает, пару секунд парит в воздухе и садится на деревянный столб у стола Маяковлевича. Попугай с явным интересом обнюхивает экспонаты, а потом взглядом останавливается на нашей кампании. На мгновение взгляд кажется по-человечески проницательным, а в глазах будто появляется ухмылка.

«Проша любит людей»,- продолжает экскурсовод, улыбаясь. «Попугай символ нашего музея и живая энциклопедия баек. Если верите в пиратские легенды, то Прошка поделится».
Михаил говорил, а Проша метнул взгляд в сторону Коли. Попугай кивнул, как будто подтверждает слова экскурсовода, и начал произносить звуки, удивительно похожие на слова.

«Свет. маяк. тревога. клад». Каждое слово вызывало все больше интереса. «Иногда кажется, что Проша подсказывает местонахождение сокровища», с улыбкой добавил экскурсовод. Мы с друзьями обменялись взглядами: складывалось ощущение, что попугай рассказывает тайну.

Ребята открывают двери и выпускают меня и Надю из зала. Я иду в сувенирную лавку, чтобы спросить у девушки, почему продается так много символики с персонажами книг Туве Янссона. Продавец молча достает книгу «Муми-тролли и Остров с маяком».

Не прощаемся

Благодарим Михаила за чудесную экскурсию, машем девушке из сувенирной лавки и выходим на улицу. Ясное небо сменили грозовые тучи, а ветер с залива обрушивается на город мощными порывами, словно морской великан, который вырвался на свободу. Он несет с собой соленый запах водорослей и йода, что перемешали с запахом свежести.

Наша кампания быстро выбегает из сквера и стремительно направляется к машине. Ветер с залива бросается вдогонку, хлещет по лицу солеными брызгами и завывает в ушах. Мы прорываемся сквозь пелену дождя и запрыгиваем в спасительный салон автомобиля. Только здесь, под защитой от стихии, можем перевести дух.

Даня заводит машину и немедленно включает обогрев сидений. Надя поворачивается и спрашивает, когда вернемся на остров снова. Коля улыбается и говорит:»Прощаемся совсем ненадолго».

— Ты думаешь, что маяк можно погасить? — возразил папа. — Если есть на свете что-либо надежное, так это свет маяка. В мире есть абсолютные вещи: морские течения и времена года. И то, что по утрам восходит солнце. И то, что маяки светят.

Туве Янссон, «Папа и море»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *