01.12.2020

Жадность, Ярость и Война — вот и дружная семья

Начнём мы новую часть Метаморфоз Руси” с персонажа, который мог бы написать пособие «Как умереть так, чтобы весть об этом разлетелась по всей округе». С Игоря, сына Рюрика.

 Уходи красиво

После Олега княжение принял в 912 году законный наследник, которого то несмелым, то корыстным, то старым обзовут. Что же, согласно некоторым письменам, Игорь и правда редко собирал дань самостоятельно, оставляя это дело дружинникам, богатевшим удивительно резко, а в походы брал людей не очень много, чтобы богатства на меньшее количество голов делить.

Игорь решил отличиться тем же, что и князья до него — походом на Византию, Константинополь. Однако греки в этот раз были готовы к незваным “гостям” и, чтобы не повторять ошибок прошлого, решили приезжих с Руси не подпускать близко от слова совсем. Дружина Игоря была неприятно удивлена греческим огнём, что погнал их восвояси. Пустили «трубами огнь на ладьи русские». В итоге, чтобы больше с Руси на Византию никто не набегал, греки предложили заключить новый торговый договор, правда, с меньшими плюсами для Игоревой банды.

На самом деле, про правление этого князя мало чего можно рассказать особо интересного. Самой занимательной частью, словно по иронии судьбы, является смерть Игоря.

Эту историю часто рассказывают, её запоминают хорошо, и есть за что.

Однажды, в 945 году,  когда дружинники собирались «ходить в дань», с ними решил проехаться и Игорь. Объезжали они все привычные места, богатели, и таким образом попали в земли Древлян. И взяли вроде дани у них, и отъехали уже, но какой-то петух клюнул Игоря в пятую точку, и князю приспичило половину дружины отослать вперёд, а сам он с малой частью вернулся обратно в город и потребовал ещё дани. Естественно, возмущённые и оскорблённые древляне решили высказать свой протест. Старым, добрым языком насилия, конечно же.

Дружинников, что были с Игорем, перебили, самого князя схватили, привязали за разные части к склонённым деревьям, а потом отпустили стволы, и те с пугающей мощью воспрянули. А Игорь пал смертью… корыстных.

Кому на Руси мстить хорошо?

Покинув мир живых, и отправившись в мир Велеса, Игорь оставил в Киеве свою жену Ольгу и сына Святослава. Ольгу описывают как волевую, сильную женщину, готовую на хитро-безумные поступки. Одним из таких принято считать месть за убийство мужа.

Мстила Ольга со вкусом, отчасти даже с издёвкой. Трижды древляне вкусили злости княгини. По крайней мере «Повесть временных лет» во всех прикрасах описывает именно три случая, когда Ольга применяла хитрость для своей изощренной мести. Вообще, древляне будто напросились на гневное отношение со стороны княгини. После убийства Игоря делегация из древлян приехала в Киев к Ольге с сообщением от их местного князька Мала примерно следующего содержания: «Мы твоего мужа убили, но мы щедрые, так что наш князь предлагает тебе за него выйти». Кипя в душе, Ольга со спокойствием отвечала, чтобы древляне пришли к ней на следующий день, да в лодке, и чтобы потребовали от местных должного уважения, то есть, чтобы их на руках в этой самой лодке к ней принесли. Ну, древляне, естественно, были польщены, сделали всё так, как Ольга сказала. А она возьми, да прикажи яму вырыть, в которую потом делегацию эту скинули, бережно лодкой накрыв, и похоронили заживо.

Второе действие этой пьесы-драмы началось с того, что княгиня послала гонца к Мале. Гонец сообщил тому, что Ольга, мол, согласна выйти за него, но сначала требует к себе новую делегацию, да с более знатными представителями. По каким-то причинам никто из древлян не вспомнил про пропавшую группу сородичей. Может, не достаточно знатные были, чтобы ещё память на них тратить. Как бы то ни было, Мала отправил ещё одну делегацию в Киев. Там их встретили радушно, и отправили в баню. Какая же встреча да без бани! Там-то их и сожгли заживо.

Третья мстя берёт своё начало с того, что Ольга передала древлянам и Мале, что едет к ним брак заключать. Именно эту историю чаще всего знают ещё со школьной парты. Город Искоростень, в котором древляне и жили, стал целью Ольги, её красной тряпкой. Прибыв туда с воинами, княгиня начала с пира, что устроили возле поселения. А после веселья 5000 древлян, пребывавших в пьяном расположении духа, были убиты. Финалом же стала осада Искоростени, которая однако оборонялась целое лето. Тогда Ольга снова прибегла к помощи самого страшного оружия — ума. Она объявила жителям, что готова отпустить их грех князеубийства за три голубя и воробья с каждого двора. Древляне, обрадовавшись, отдали ей птиц и только подумали, что можно спокойно вздохнуть, как крылатые прилетели обратно. Только с подарочком от Ольги — миленькими прутьями с серой, которые заполыхали в их домах. Пожар в городе окончательно запугал древлян, и те согласны были уж и на рабство, и на тяжёлую дань, лишь бы жизнь сохранить.

Подобная сказочно-мифическая картина предстаёт пред читателем на страницах Летописи, и не известно, что из этого правда, а что было приукрашено. До конца не понятно, существовали реально уроки и погосты от Ольги, были ли они распространены по всем землям Киевской Руси. Ведь особых записок об этом нет. Обычно, подобного рода “документ” пытались распространять в письменном формате по городам, но в этом случае подтверждение найти трудновато.

НеКиевский вояка

Сын Ольги подрос и в один момент, в 964 году,  перехватил у матери бразды правления. Святослав является первым князем из Рюриковичей, во внешности которого можно быть уверенным, ведь его часто описывали другие народы. А часто они это делали потому, что Святослав Игоревич обожал походы.  

Византийский писатель и историк Лев Диакон припас для нас следующее описание князя: «Умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны ее свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближенных только чистотой».

Вообще, можно сказать, что князь только войнами и жил. И вятичи, Булгарсский каганат, и Хазарский знали Святослава в лицо. Этот князь был прекрасным воином и наёмником, однако он был худшим правителем.

Что тут говорить, если он даже и пальцем не пошевелил, когда в 968 году печенеги осадили Киев. Святослав просто врагов за границами Руси бил, зачем ему спасать “столицу”! Как бы парадоксально это ни было, но князь не любил Киев, из-за чего бежал от этого города куда подальше.  

А печенеги принесли неприятности Святославу дважды. В первый раз они подорвали отношения князя с людьми, во второй — с жизнью. Однажды, когда князь перемещался с одной войны на другую, печенеги устроили засаду. Так в 972 году Святослав погиб с мечом в руках в нежданном сражении с печенежским князем Кури.

После себя же Святослав Игоревич оставил трёх сыновей — Ярополка, Олега и Владимира — и заявку на первую, примерно пятилетнюю междоусобицу.

В следующий раз мы проверим братские чувства на прочность, удивимся процессу бракосочетания и посмотрим на крещение Руси. Возможно, мы даже затронем и увлекательные события второй междоусобной войны, в которой было задействовано ещё больше лиц с претензией на престол.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *