22.05.2024

Торнтон: история бывшей фабрики

Как бывшая текстильная фабрика пережила пламя пожара и отстояла право быть историческим наследием Санкт-Петербурга. 

Пустующая заброшка

Каждый день машины различных цветов и моделей вереницей следуют друг за другом по Свердловской набережной. В будни водители спешат на работу, в выходные они же, усадив по автомобилям свои семьи, отправляются проводить день где-то вне дома. Мы с другом не стали исключением. Апрельское солнце светило ярче привычного. Слишком долго ждали благоприятную для вылазки в город погоду, а желание выбраться из надоевших четырёх стен только подкрепляло нашу идею. Пристегнувшись, отправились по уже знакомому маршруту.

По пути за приоткрытыми окнами авто замелькало красное здание с одинокой трубой. Стоит оно себе безликое, как большинство пустующих Питерских заброшек. В нём совсем нет окон, местами обвалились стены, а из высокой, уткнувшейся в плывущие облака, трубы больше не поднимается дым. Когда-то здесь звучал шум ткацких станков и машинок. Теперь же испачканные сажей кирпичи чаще напоминают об огненной катастрофе трехлетней давности. 

– Выглядит несчастно, – заключаю я, когда мы тормозим перед красным светофором. Пока ждём зелёный указатель, удаётся в очередной раз рассмотреть непримечательный фасад. Как бы он ни пытался спрятаться за раскидистыми ветвями деревьев, его отлично видно.

– А ты ни разу не слышала про этот завод? – с неподдельным интересом спрашивает приятель, проследив за любопытным взглядом.

Я отрицательно замотала головой, а парень решил меня просветить, рассказав об этом, как выяснилось, исторически важном предприятии. 

Из передовой фабрики в жертву строителей

Купцу Джеймсу Торнтону выделили участок на территории Петербурга. В 1866 году он построил на ней фабрику в английском стиле. Товарищество шерстяных изделий «Торнтон» – так назвали предприятие англичанин и его сыновья. Первым персоналом стали земляки и многочисленное семейство владельца. Благодаря сплоченному труду мастеров завод уже к концу века стал крупнейшим текстильным предприятием страны. Сукно и разноцветные фланели, одеяла и чудесные дамские платки сложных плетений – изделия вызывали большой спрос не только в России, но и отправлялись за рубеж. Чего только здесь не делали: пряли, ткали, отделывали и красили. Дело шло в гору, качество становилось всё лучше. Однажды фабрика получила награду на Всемирной выставке в Париже.

текстильная фабрика
Источник фото

Стены пережили тяжёлые времена: две мировые войны и национализацию и пронесли в себе ни одну смену названий шерстяной фабрики. «Невская мануфактура» – стала конечной остановкой. Перестав выполнять свою работу как производство, кирпичное здание сдавалось арендодателям, пока не получило новый приговор. 

Памятные места часто подвергаются колоссальным переменам, предавая свою историю забвению в ходе этих преображений. Они вызывают сильный интерес и делят мнение людей на сторонников современных изменений и сторонников сохранения культуры. Жертвой строительных планов стал и бывший завод «Торнтон». Однако вместе с каждым кирпичиком исчезла бы его важность, прочными узами связанная с развитием текстиля в Санкт-Петербурге. Планировалась застройка жилыми комплексами. Идею горячо поддерживали словами о том, что это шаг вперед в развитии любимого города и улучшения жизни горожан. 

В пламени пожара

До строительства дело не дошло. 12 апреля 2021 года по неизвестным причинам случилась страшная трагедия, ставшая не только препятствием для градостроительных работ, но и потерей исторической части фабрики. Сетовали на поджог.

Фото: Газета.Ru

Всё сильнее вспыхивало пламя – ярко-рыжее и жёлтое, от которого слепнут глаза. И густой смог ему не уступал. Тянулся своими грязными клубьями к небу. Десятки людей оперативно эвакуировали, как только распознали первые тревожные сигналы о пожаре. Уже скоро на вызов съезжались служебные машины. Их сирены перебивали людские возгласы. Они гнали по набережной, опережая неповоротливые автобусы и прочих плетущихся водителей, какими те кажутся в момент необходимой спешки. Огонь отражался в дрожащих зрачках зрителей. Толпы незнакомых друг другу лиц породнились общим страхом. Пламя распространялось так быстро, что перекинулось на соседние здания. Тушили долго. Говорят, около суток.

Проблемы с безопасностью, обнаруженные МЧС, не являлись удивительным открытием для владельцев. По-видимому, они не смогли избавиться от них и оставили всё как есть. Поплатились совсем скоро.

Ещё долго воздух над «Невской мануфактурой» казался пропитан едким запахом копоти. Разбросанные обломки бывшего цеха хаотично валялись у обгоревшего фасада. Люди в спецодежде день за днём разбирали груды камней и находили под ними рухнувшие чугунные перекрытия этажей и саму крышу. Уцелели только внешние стены.

– Вот уж действительно несчастное здание. И, получается, сегодня ровно три года с момента, как случился пожар, – вслух прихожу к выводам.

Недавно я ещё раз почитала о тронувшей моё сердце фабрике. Сейчас постройки на земле будущих многоквартирников гордо входят в список культурного наследия. Ходят вести о том, что жилые комплексы всё же возведутся вдоль берега Невы. Сторонники современности пришли к желаемому результату, при этом сохранив выстоявший в огне Торнтон. И, конечно, хочется сохранять искреннюю веру, что теперь проживающим там петербуржцам обеспечат защищенность.

Дарья Герасимова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *