20.06.2024

О чем музыканты предпочитают умалчивать

Музыка всегда была частью моей жизни. С детства обожала петь и любовь к музыке проявляла в караоке и на семейных вечерах. Мне нравилось, когда взгляды людей прикованы только ко мне одной. Шумная толпа утихала. Все откладывали столовые приборы и телефоны, в центре внимания была только я, обычно с песней “Прекрасное далеко”. Такие перфомансы приносили удовольствие, и в моменты, когда выступала перед публикой, я была как никогда счастлива. Когда мне было 6 лет, родители решили отдать меня в общеобразовательную школу с притягательным названием “Музыка”. Это было два в одном. В школе давали  базовые предметы, такие как математика, русский, литература, а вечером это место превращалось в дворец искусств и страданий. Уже закончив это учреждение и имея музыкальный диплом, расскажу с чего все  началось.

музыкальная школа

С 1 класса детей приучают к музыке, а знакомство начинается с фортепиано. Я с первых минут не ладила с инструментом, и  знакомство затянулось вплоть до 9 класса. Сколько родителям пришлось пережить моих слез и истерик, чтобы заставить играть на пианино. Мама хотела нанять репетитора, но я не поддавалась. Помню первые уроки с учительницей, которая грозно держала в руке невидимое яблоко, и приговаривала, что руки должны выглядеть так, будто держу этот плод. Помню, как мои маленькие пухлые пальчики раздражали преподавателя, ее не устраивали их размер и вялость. Помню, как стояла перед дверью кабинета и плакала, настолько сильно не хотела входить.

В конце каждого года ученики сдавали государственные музыкальные экзамены и наша школа не исключение. К этому мероприятию детей готовят год, словно взращивают будущих Шопенов, Чайковских и прочих Шубертов. Вначале они сдают технические зачеты, которые дают допуск к экзаменам.  И вот, когда ты получил заветный зачет и не оказался в психушке, остается ерунда — сдать экзамен. Период после зачета и перед экзаменом самый уязвимый. Учителя любили нагонять и запугивать, что мол люди, которые будут сидеть в жюри, даже за пятно на рубашке сразу снимут 2 балла, а если ты будешь жевать жвачку,  напевать мотив или перед тем, как сядешь за фортепиано не сделаешь низкий поклон, даже слушать не будут, а пнут, как упрямого осла. Моя детская, неокрепшая психика воспринимала эти слова слишком близко к сердцу, поэтому пианино превратилось в ночной кошмар. 

Конец мая. Дети встречают долгожданное лето. В этот весенний месяц хочется гулять и резвиться, но в нашей школе, пока не сдашь экзамен по фортепиано, тебе кругом стоят запреты! Все майские вечера после школы я проводила за инструментом, наигрывая до крови по 100 раз одни и те же произведения, от мотива которых меня уже тошнило. И не только меня, но даже всю семью с котом вместе. 

Дата экзамена — 20 мая. 19 числа не пошла в школу, полдня сидела за инструментом, а вторую половину дня я, укутавшись в одеяло, отрицала происходящее. Вечером 19 мая  мама погладила концертную юбку и блузку. Я еще раз перепроверила нет ли пятен, а затем легла спать в уличной одежде. И вот наступает день икс. Я с грустной миной и с трясучкой в коленях направляюсь к школе. Уроки в этот день отменяются, все сидят по музыкальным классам и тихо молятся или играют в гаджеты. Захожу в кабинет. Ожидание убивает, поэтому, чтобы себя успокоить от нагнетающей паники, считаю клавиши на пианино, их именно столько, сколько уже успела выучить. Затем я молча смотрю в окно и тихо завидую детям, которые беззаботно играют на площадке. И вот слышу стук каблуков, как барабанную дробь, и дверь открывается. Учительница, с отрешенным взглядом, приглашает меня в актовый зал. Дорога, ведущая от кабинета до зала, была самым большим испытанием, как небезызвестная “Зелёная миля” до электрического стула. За это время я должна была морально настроиться.

Я отчетливо помню последние секунды перед боем. Мимо меня вихрем проносились один за другим воспоминания: Бамс: я купаюсь с родителям в озере, бамс: я играю с подругами в куклы, бамс: я на даче роняю тапок в речку, и он уплывает, как моё детство. Час расплаты настал. Наконец, вхожу в огромный зал, куда не проглядывают лучи майского солнца, словно вы попадаете в фамильный склеп. Вместо оваций и фанфар меня встречают три угрожающие тетеньки, которые без приязни провожают меня на сцену, будто приговаривая: “Ага, ага, дровишек подкинем для твоего костра,  ведьма! И что ты там нам сыграешь, сейчас оценим какие нынче бездари пошли”. Последние мгновения, и вот я взбираюсь по скрипучим ступенькам прямо на сцену, как на костёр.  Постепенно мной овладевает страх и тревога, в тот момент была готова кричать и метаться, но было поздно, пути обратно нет. Бедная Жанна Д’Арк, как я её понимаю. Сделав реверанс, я села за инструмент.

Фортепиано было новое, а звук очень непривычный. Первое произведение — Моцарт (название не вспомню. Сам Амадей не вспомнил бы). Веселая и задорная композиция в 2 страницы, которая в тот момент противоречила моему настроению. Пальцы быстро перемещаются по клавишам и от волнения запотевают. Я пытаюсь справиться с эмоциями и подступающим потом,  неожиданно праскающим из клеток моего организма, но вдруг мизинец соскальзывает, и нота “ля” превращается в фальшивую “фа” . Первая ошибка… Начать снова не получится, половина произведения уже пройдена. Я заканчиваю Моцарта. Прости, Вольфганг, я не хотела!

Второе произведение — “Этюд” Шопена. Начинаю играть, и в процессе осознаю, что случайно начала играть левой рукой не в той октаве. И может быть, я уже играю на балалайке, но нет, чёрно-белое откровение лежит передо мной. От ужаса пальцы будто онемели, неприятная волна эмоций затуманила мой разум, но я продолжаю играть, наверно. Возможно сказывается привычка, как там поэт говорил: “Привычка свыше нам дана, замена счастию она”. Ай да Пушкин, ай да музыкант!  В тот момент думала о том, как хорошо, что это скоро закончится, и на лето попрощаюсь со злополучным инструментом. А может его разобрать на клавиши? Шопен сыгран. Бедный Шопен!

Я встаю, снова кланяюсь и спускаюсь со сцены. Параллельно пытаюсь разглядеть реакцию жюри на мою игру, но они даже не смотрят. Кто-то собирает кубик Рубика, кто-то разговаривает по телефону, кто-то спит. Выхожу из актового зала и бегу в кабинет, чтобы наконец спокойно выдохнуть. Проходит минут 15, и заходит учительница, которая со злым видом передает дневник. Пот течёт, словно я в сауне. Где же веник? Веник не подают! Смахиваю волну ненужных эмоций и открываю страницу. Глаза ищут “лебедя”, но вместо этого стоит корявенькая и шатающаяся “5-”. Сначала подумала, что это “3” из “ИКЕА”, но, нет, всё же это, пусть и приземистая, и с подпиской о невыезде, но “5”. В тот момент была так счастлива, что не могла уже оставаться в кабинете и быстро выбежала, не дослушав рецензию учительницы. Первая мысль- нужно срочно похвастаться своим одноклассникам, а затем позвонить  родственником, даже тех кого не знаю, и порадовать новостью, даже если их это и не волнует! Прощай фортепиано! (Правда только на 3 месяца).

Виктория Копцова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *