03.08.2021

Музейный очаг

Источник: babyblog.ru

Будучи маленькими, мы зачитывались его сказками, благодаря которым строго-настрого решили не быть жадными как, например, старуха в «Сказке о золотой рыбке». Повзрослев, в школе, объяснялись в любви его словами:

Я помню чудное мгновенье: 
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

Ужасались мистическим событиям в его же «Пиковой Даме» и «Гробовщике». Правда, в последнем вздохнули с облегчением, узнав, что это всего лишь сон главного героя. А каждую Машу, хотя бы раз в жизни, успокаивали тоже его цитатой: «Спокойно, Маша, я Дубровский». Его тексты в нашем сознании, а он сам – в наших сердцах. Он – Александр Сергеевич Пушкин.

Я люблю бывать в музей-квартирах. Конечно, от них уже не веет живым уютом. Иногда там все настолько «музейно», что не верится, что какой-нибудь поэт или политический деятель называли это помещение своим домом. Некогда домашний очаг превратился в галерею, которую топчут изо дня в день сотни ног. Несмотря на это, частичка души владельца остается в стареющих стенах навсегда.

Набережная реки Мойки 12 – последнее пристанище знаменитого русского поэта. Он прожил тут всего четыре месяца до рокового дня дуэли. Но квартира успела наполниться духом Александра Пушкина. Здесь по огромной библиотеке, спальне и детской ходил он… Сотни книг на разных языках выставлял под потолок.

Кабинет А.С. Пушкина.
Источник фото: tourprom.ru

Картину жизни рушит, стоящий рядом, тот самый диван, где умер Пушкин. Сразу замечаешь посмертный слепок его лица, прядь волос в медальоне. В жилах стынет кровь.

Но вдруг в соседней комнате снова жизнь. Когда смотришь на листки с его рисунками и набросками стихов, кажется, что поэт едва вышел из-за стола.

Рабочий стол

И дальше жизнь. Маленькая жизнь. Сейчас вернутся дети Александра Сергеевича, не просто же так они бросили своих верных деревянных скакунов в детской.

Источник фото: www.ipetersburg.ru

Вот и гостиная. Садишься за шахматный стол с Пушкиным, рядом десятки его друзей, шум и гам. Все говорят на французском, а ты как дурак ничего не понимаешь. Внезапно фантазию прерывает русская речь. «Каких-то больших приемов Пушкины не устраивали, но за круглым столом встречались друзья. Здесь бывал и Жуковский, и Вяземский, издатель Пушкина Петр Плетнев. Здесь велись беседы, читали стихи, здесь звучала музыка, которую играла Наталья Гончарова со своими сестрами» – нежным голосом сообщает пожилая женщина экскурсовод.

И вот мы снова в ХХI веке. Пушкин далеко в прошлом, и нам остается только представлять наши встречи на страницах бессмертных книг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *