26.01.2022

Семь дней свободы в письме

Небольшая предыстория

В своей предыдущей статье я коснулась темы письменных практик. Сделав упор на письмо и личный дневник, я забыла упомянуть про еще одну подобную им технику. Технику, которая может помочь при самоанализе и которая может стать способом выхода из творческого кризиса. Технику, которая понятна и непонятна одновременно. И имя ей фрирайтинг.

Да-да, сегодня речь пойдет про одно из тех «инг-овых» слов, которые перешли к нам из заграницы и упорно стараются прижиться. На эту тему в Интернете очень много различных статей: учебные материалы, блоги с размышлениями авторов и даже аналитика. Каждый писал про фрирайтинг с разным посылом и, возможно, с разной целью, но суть текстов получалась примерно одинаковой. Конечно, после такого обилия информации, писать то же самое не хотелось. Ведь, что нового я могу рассказать, когда тема уже изучена и раскрыта? Оказалось, что могу. В один момент меня вдруг одарили идеей: проведи-ка на себе эксперимент. Попробуй семь дней свободы в письме.

Фрирайтом раньше я не занималась, поэтому для проведения опыта я сначала решила прочитать литературу. Прочитать и понять, что некоторые блоки информации противоречат друг другу.

Что это?

Нетрудно догадаться, что фрирайтинг дословно – свободное (слабо-ограниченное) письмо. Впервые о нем упомянула Доротея Бранд в своей книге «Как стать писателем». Но всемирную известность этот метод получил в 2011 году благодаря Марку Леви и его произведению «Гениальность на заказ». Так что можно считать, что эта техника совсем молодая и не до конца сформированная, в чем и проблема – каждый вкладывает в ее суть свои понятия. Пока одни пишут, что это, к примеру, отличный мозговой штурм, вторые вдогонку яро критикуют первых, говоря, что это не так. Пока третьи следуют учениям первооткрывателей фрирайта (Марк Леви, Джулия Кэмерон, Доротея Бранд), четвертые опровергают эти теории и пишут свои, по их мнению, верные. Но! Несмотря на такое противостояние, все-таки можно сказать «спасибо», что одна общая мысль у них все же прослеживается.

Фрирайтинг – это техника погружения во внутренний поток своих мыслей и фиксация их на письме.

Это не автоматическое писательство, с большими паузами на раздумья. Это быстрое и непрерывное письмо, когда нельзя вникать в текст и размышлять над грамматикой, пунктуацией и лексикой. И нельзя также останавливаться на редактуру. Паузы – это первая причина, почему теряется мысль. Можно даже без пробелов писать – если так удобно.

У фрирайта можно выделить две стратегии. Первая предполагает запись всех давящих на голову мыслей, вторая — рассуждение в рамках определенной темы, которое приводит к необычным решениям. Собственно, из этих слов вытекают два основных направления: помощь при каком-либо напряжении и развитие креатива.

В целом же, спектр применения фрирайтинга широк. Он может помочь найти новые неожиданные идеи и точки зрения в работе над сложной проблемой. Его используют, чтобы вытащить на поверхность свои мысли по поводу какой-то темы и когда нужно разгрузиться от тягостных размышлений. Также когда нужно преодолеть творческий блок — например, в литературной работе. Или же, если привычка постоянно оценивать написанное мешает импровизировать, играть, пробовать новые подходы.

Мнения, мнения, мнения

И все же, несмотря на общую мысль, противоречиям быть. Они касаются и времени: например, когда именно надо фиксировать размышления – утром или вечером, или же сколько должен длиться сеанс фрирайта. Марк Леви в своей книге говорил, что эта техника должна занимать 10-15 минут в день, а Доротея Бранд рекомендовала писать ежедневно в течение 30 минут на максимальной скорости. Сценарист Джулия Кэмерон вообще рекомендовала выполнять практику только утром: писать сразу после пробуждения все, что приходит в голову. 

Противоречия затрагивают и некоторые стороны техники: можно ли фрирайтинг назвать мозговым штурмом, но без отбора идей, или все же мозговой штурм что-то другое, отличное от него? Или как сохранять расслабленное состояние, когда надо держаться многих правил, чтобы был толк?

В общем, по моему мнению, этому есть одно объяснение. Все эти рамки относятся к творческой стороне фрирайтинга: чтобы найти новые идеи/подходы, избавиться от блоков и так далее. Ведь, для последнего недостаточно просто непрерывно писать: надо анализировать, что именно и как ты пишешь. Отсюда и выходят все правила, прописанные тем же самым Марком Леви. Пишите в ограниченном времени, задавайте себе вопросы, развивайте тему, пока не исчерпаете все идеи – вот то, что мешает быть свободному тексту быть свободным. Это ра-бо-та над собой, поэтому фрирайт так нужен и важен всем тем, кто пишет.

Но как же быть остальным, кто хочет использовать практику в других целях? Вот тут и пригодился мой эксперимент.

Свобода в письме

Раз в месяц у меня случается неделя, когда я живу в напряженной атмосфере. В голове куча бессвязных мыслей, которые роятся и роятся. Обычно это связано с осознанием того, сколько работы мне предстоит сделать, и что я ничего не успеваю. Еще, вдобавок к этому, часто приплетаются философские размышления «кто я, зачем я». Одно радует: я всегда чувствую начало такого раздражительного периода. Внезапный упадок сил, острое реагирование на какие-либо ситуации и напряжение по оценке 9/10.

И как удачно совпало, что идею про эксперимент мне подсказали за 2-3 дня до начала этого времени!

Когда я поняла, что в блогах нет четкой инструкции «как с помощью фрирайтинга провести правильный эмоциональный самоанализ», я не огорчилась. Наоборот, пришло приятное осознание, что для избавления от моей тревоги, я могу сделать с текстом все, что захочу.

Во-первых, я не использовала временные рамки, потому что пик напряжения всегда наступал в разный момент. Я писала свои тексты и в троллейбусе, и в метро, и на эскалаторе. Когда чувствовала, что мне именно сейчас надо выплеснуть то, что накопилось.

Самое интересное, что я писала в среднем около пяти минут, не применяя ограничение по времени. Видимо, подсознательно я сама понимала, когда мне стоит остановиться. А что, если бы я создала себе рамку в 10 минут? Скорее всего, под конец мой фрирайтинг превратился бы в то автоматическое писательство, которое нельзя допускать.

Во-вторых, я не стеснялась своего текста. Нужны грубые слова? Пишу. Не ставлю запятых и не исправляю ошибки? Пишу. Мысль перескочила на другое? Пишу. Нет никакой структуры? Пишу. Никто на этот текст не посмотрит, никто не будет его читать, никто ничего не скажет. Это мое сочинение. Так почему бы не использовать свободу в размышлениях? Наши мысли беспорядочны, и такая сторона фрирайта отлично позволяет это понять.

Возможно, я должна была придерживаться большего числа правил, чем два. Но в период стресса вспоминать какие-то условия хотелось меньше всего, поэтому писала по тем принципам фрирайтинга, которые откликнулись больше всего. А именно: без остановок, без редактуры и для себя.

Эффекту быть

Так я писала ровно семь дней. В первые три дня было очень тяжело внутри, но очень легко на письме: слов и эмоций хватало. «АААА как меня все бесит», «Меня тревожит все происходящее с *****. Тревожит, что я ничего не успею сделать, что я не могу ничего исправить, так как не будет времени, меня мучает ограниченность времени» — вот, вокруг чего вертелось мое свободное письмо в первые два дня. Да, депрессивно, но, эффект от этого был: от напряжения 9/10 я пришла к напряжению 1/10.

Представьте, что на вас что-то давит уже очень давно. И вот раз: резко убрали это «что-то». Что будете чувствовать? Я ощущала, как будто бы моя голова сейчас оторвется от шеи – так стало легко. Причем осознание этого эффекта появилось не сразу: после того, как я перестала писать, я еще минуты две сидела и тупо смотрела в окно. Только потом я поняла, что мне хорошо. Просто, без всяких пафосных выражений – мне реально стало легче. Помню, что я даже улыбнулась, что этот груз теперь в моем телефоне, а не в моей голове.

На третий день среди пессимистичных выражений появились уже и такие: «Я молодец, я справлюсь (наверное)». Классно, да? Мне тоже понравились эти оптимистичные нотки.

Дальше было сложно: избавившись за три дня от основной «давки», у меня не возникало чувства «я сейчас взорвусь». Из-за этого желание писать пропало. В основном это было из-за неявного того самого пика. Поэтому пришлось, что называется, ловить момент. Как только я начала задумываться о чем-то тревожном (неважно, сильно или слабо), я сразу доставала телефон и начинала писать. В основном, это были мысли по типу «я устала», «хочу уехать на свою дачу», «зачем так много соцсетей, слишком много информации». Эффект стал чуть менее ощутимым как раньше, но он был: пустая голова и спокойствие.

Итог

Так что можно сделать мини-выводы. Во-первых, не надо копить плохие мысли – ни к чему хорошему это не приведет. Раньше я так и делала и потому грузилась не только три дня, как в эксперименте, а вдвое больше. Сколько я могла сберечь нервных клеток? Много.

Во-вторых, стоит сказать, что тревожность и напряжение навсегда не уходят. Фрирайтинг, как средство от лишней нервозности – не моментная таблетка успокоительного. Для необходимого эффекта нужно время.

В-третьих, мысли после фрирайтинга могут меняться (но не все!). Например, моя агрессия с выражением «все бесит» отошли на второй план, а потом вовсе забылись. Да, у меня были эмоциональные всплески, но они не были серьезными. Я даже как-то раз ответила сама себе, что это не стоит твоего внимания. Что не все так раздражающе, как ты думаешь. Я не занижала свои эмоции, наоборот – тушила их, успокаивала. Справлялась сама и поэтому писать об этом не хотелось.

В-четвертых, фрирайтинг указал мне на самые больные точки. Я помню, что на третий день точно не думала о том, что тревожусь из-за ограниченности по времени. Я знала, что писала об этом вчера и поэтому думала, что эта мысль стихла. Но у меня все равно это проявилось в тексте. Мои непрерывные мысли вытащили то, что где-то, глубоко в голове, сидело и не показывалось. Благодаря этому я все-таки уделила внимание тревожности: проанализировала, что именно мне стоит сделать, чтобы ее убрать.

Так что, семь дней свободы в письме дали свои плоды. К тому же, это была прекрасная передышка для моего творчества: писать без рамок – прекрасно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *