27.01.2021

От студента до медика: последствия пандемии. История 3 – медики на передовой

Рубрика о том, с какими сложностями столкнулась значительная часть населения России в период распространения COVID-19

В первой истории мы рассказывали о студентке, чье неофициальное трудоустройство оставило ее без оплаты труда. Второй рассказ познакомил с тяготами индивидуальных предпринимателей. Третья история посвящена медицинскому сотруднику из “красной зоны”. Мы расскажем, в каких условиях вынуждены работать медики, и почему они борются не только за жизни пациентов, но и за свои собственные права.

Когда я впервые надела респиратор, мне нечем было дышать. Меня преследовали панические атаки и мысль о том, что я могу умереть даже от средства индивидуальной защиты.

Медсестра рязанской больницы

Тяжелее всех во время пандемии приходится медикам. Эти отважные люди на протяжении нескольких месяцев борются за жизни инфицированных пациентов. Каждый раз, приходя на рабочую смену, они надевают на себя комплект спецодежды. Давящие респираторы и быстро запотевающие очки только поначалу казались непреодолимой сложностью, ведь настоящая опасность может настигнуть их в любой момент. Их абсолютно верно приписывают к супергероям. Но, к сожалению, в отличие от выдуманных персонажей, которые при любом раскладе выходят победителями, медики не всегда одерживают победу над разрастающейся инфекцией.

Статистика

Как сообщает «Медиазона», ссылаясь на данные собственного проекта, в России от коронавируса умерли не менее 186 медицинских работников. Это в 16 раз выше, чем в других странах. На данный момент в Рязанской области зарегистрировано около трех тысяч инфицированных людей. Большинство из них находятся в изолированной «красной зоне» в одной из главных больниц города. В стенах этого учреждения трудятся десятки медицинских работников. Среди них – обычная медсестра, которая любезно согласилась дать несколько комментариев на волнующие нас темы. Она попросила не разглашать свое имя, потому что не хочет привлекать к себе много внимания.

Массовое увольнение

В некоторых регионах России с развитием пандемии начали массово увольняться медики. Недостающие средства защиты, их несоответствующее качество и некоторые другие сложности становятся главной причиной для увольнения многих сотрудников. Пугающая статистика смертности медицинского персонала, а также личная неуверенность в собственной безопасности не оставляет выбора многим из них. Наиболее рискованная работа сейчас у медсестер и медбратьев, которые имеют наибольшее взаимодействие с инфицированными пациентами, потому как должны постоянно заботиться о них. Безусловно, это люди, заражающиеся не случайным образом, а идущие на риск сознательно, потому как это их профессиональный долг. Во время работы они должны быть обеспечены необходимым комплектом одежды, состоящим из средств специальной защиты. Нет речи об удобстве таких костюмов. Работать в них адски тяжело.

Когда я впервые надела респиратор, мне нечем было дышать. Меня преследовали панические атаки и мысль о том, что я могу умереть даже от средства индивидуальной защиты. На тот момент в голове крутилась лишь одна мысль – все бросить и сбежать. Поначалу тяжело было привести свои мысли в порядок и начать работать в новых условиях, но со временем все же пришлось смириться и даже привыкнуть. Что же касается качества самих костюмов, то они, к сожалению, не обладают необходимой прочностью. Бывали случаи, что при попытке его надеть, швы предательски расходились. Вы не поверите, но единственное, что мне оставалось в такой ситуации – это просто залепить образовавшуюся дырку скотчем и идти работать дальше! Да, таковы суровые реалии нашей профессии. Конечно же, наша больница, как и многие другие, не обладает бесконечным запасом спецодежды. Что уж тут скрывать – она у нас на вес золота! Ко всему прочему, рабочая форма не одноразовая. Мы ничего не выкидываем, а обеззараживаем специальными средствами и методами. Радует только то, что в нашей больнице медикаментов пока что хватает.

Медсестра рязанской больницы

Средства индивидуальной защиты

Дискомфорт причиняют не только респираторы,  но и защитные очки. Как правило, их затягивают покрепче, чтобы максимально закрепить на долгое время. Поскольку кожа лица является одной из самых чувствительных зон, то и подвержена она внешнему воздействию гораздо сильнее. В связи с этим у медицинского персонала могут образоваться покраснения или даже пролежни. Это происходит после длительной носки средств индивидуальной защиты.

К счастью, в этом плане мне повезло чуть больше. Никаких покраснений возле лица не образовалось. Но я столкнулась с другой проблемой, которая знакома всем моим коллегам. Речь идет о дискомфорте глаз, поскольку защитные очки запотевают за считанные минуты. Передвигаться в них – словно идти сквозь густой туман. Перед тобой все размывается. При таком раскладе нащупать вену у пациента крайне тяжело. Если у меня, человека с двадцатилетним стажем на это уходит много времени, сложно представить, как справляются с этой работой новички.

Медсестра рязанской больницы

Медики «красной зоны» на протяжении всей своей рабочей смены не имеют право снимать защитные костюмы, из-за чего лишены возможности удовлетворить свои естественные потребности.

Перед выходом на работу я обязательно поем, но только неплотно. Выпью совсем немного воды. Такие элементарные вещи, как поесть и отлучиться в туалет для нас сейчас недопустимая роскошь. Некоторые старшие сотрудники вынуждены надевать памперсы.

Медсестра рязанской больницы

Оплата труда

Ежедневно медики сталкиваются с невыносимыми условиями. Они спасают жизни людей, рискуя собственным здоровьем. Без всяких сомнений, их труд должен быть по достоинству не только оценен, но и оплачен. По решению президента РФ каждый сотрудник, работающий в «красной зоне», должен получить надбавку к своей основной заработанной плате. Сумма платежей отличается в зависимости от занимаемой должности. Так врачи стационаров должны получить по 80 тысяч рублей, средний медицинский персонал по 50 тысяч рублей, младший медицинский персонал и водители скорой помощи по 25 тысяч рублей.

Стоит отметить, что многие из них столкнулись с неравномерными выплатами, а кто-то и вовсе их не получал. В целях создания общественного резонанса медики по всей стране стали массово обращаться за помощью к СМИ, а также записывать соответствующие видеообращения к президенту. Не так давно, одно их них поступило из города Касимов, что находится в Рязанской области. Обращаясь к Владимиру Путину, медперсонал недоумевал, почему им до сих пор не выплатили ни копейки. Вместе с тем настоятельно просили разобраться в сложившейся ситуации. К слову, это не единичный случай.

Источник: vk.com

Мне, действительно, выплатили всю сумму, но постепенно и частями. Первая часть пришла примерно в два раза меньше положенного. Не только наше отделение столкнулось с подобным. Мои коллеги из других районных больниц либо не получили выплат вообще, либо также, как и я, столкнулись с зачислением лишь небольшой части. Они молодцы, оперативно записали соответствующее видеообращение. Скорее всего, это и стало причиной зачисления мне оставшейся суммы.

Медсестра рязанской больницы

Уборщик или санитар? Разница есть

Обиднее всего сейчас за тот медицинский персонал, который по факту им не является, но работает в «красной зоне» и имеет непосредственный контакт с инфицированными людьми. Ранее в одной из рязанских больниц, где работает наша медсестра, существовала такая должность – санитар. Это младший медицинский работник, который обеспечивает уборку в помещениях и ухаживает за больными. Работа крайне неблагодарная: нужно иметь большую стрессоустойчивость, чтобы ухаживать за пациентами с неутешительными диагнозами. Ко всему прочему, зарплата таких сотрудников до сих пор является одной из самых низких в городе. Сейчас в некоторых больницах должность санитара трансформировалась в уборщика. Принципиальная разница между ними в том, что санитар, в отличие от уборщика, относится к медицинскому персоналу. Таким образом, ни о каких дополнительных выплатах со стороны государства речи быть не может. Чудовищная несправедливость, когда человек, рискуя своим здоровьем, ухаживает за инфицированными людьми, но получает при этом копейки.

Со мной в «красной зоне» работала героическая женщина. Она также, как и весь медицинский персонал, контактировала с больными COVID-19 , но дополнительных выплат не получила, поскольку на работу зачислена как уборщица. Она проработала до тех пор, пока сама не заразилась. Стыдно признаться, но ее зарплата равна прожиточному минимуму и составляет чуть больше 12 000 рублей. Помню, как она еле сдерживала слезы, когда говорила, что из этой суммы больше трех тысяч уйдет на лекарства.

Медсестра рязанской больницы

Поощрительные подарки

19 мая активисты рязанского отделения партии «Единая Россия» решили поддержать ежедневный труд медицинского персонала. В рамках акции «Спасибо врачам» они лично передали около 550 продуктовых наборов больницам, где сейчас находятся инфицированные пациенты. Приехали, выгрузили пакеты с символикой партии, сделали жизнеутверждающее фото и дали несколько слов в интервью. Главный врач одной из больниц поблагодарил депутатов, сказав, что любая помощь на данный момент как никогда важна для его сотрудников. С тех пор судьба тех самых продуктовых пакетов остается неизвестной. Где их прячут и собираются ли вообще отдавать – остается загадкой.

На днях коллега скинула мне видео, где местные депутаты подъезжают к нашей больнице и вручают подарки. Весь персонал недоумевает, почему же им до сих пор ничего не передали. Неужели отложили до лучших времен? Странно, ведь наш главврач в интервью подчеркнул, что любые позитивные эмоции важны именно сейчас, в такое нелегкое время.

Медсестра рязанской больницы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *