22.05.2024

Поезд Санкт-Петербург — Москва, или болезнь XXI века

Как только заходишь в общественный транспорт — будь то метро, автобус, троллейбус или трамвай — каждый раз видишь одну и ту же картину, от которой становится не по себе. Полный автобус, а внутри — куча пассажиров, уткнувшихся в гаджеты. И так в каждом автобусе, трамвае и вагоне. 

По статистике РБК за август 2023: “Каждый восьмой россиянин (13%) уверен, что у него есть зависимость от гаджетов и интернета; признаки этой зависимости отмечают у себя 45% (в 2021-м их доля составляла 42%). Меньше людей стали осознанно отдыхать от смартфонов”. 

Люди всё чаще стали замечать признаки интернет-зависимости у себя и своих близких, что уж говорить об окружающих. И вправду, не увидеть десятки одинаково согнутых перед экраном фигур в одном помещении сложно. Как оказалось, зависимых немало и в поездах. 

Фото: bangkokbook.ru

У начала пути

Полупустой Московский вокзал в центре Петербурга. Людей не так много, как на выходных, что неудивительно — среда, середина рабочей недели, ещё и почти три часа дня. До отправления ближайшего “Сапсана” ещё более получаса. Хотя проводники уже и вышли проверять билеты, пассажиров всё также мало. Прохожу ближние два вагона и останавливаюсь у входа на свой — третий. Впереди очередь из двух человек, которые быстро проходят внутрь. Теперь и я стою перед галантным мужчиной в специальный синей форме и белой рубашке — это проводник. Он приветствует меня и улыбается — сохраняет имидж компании. В руках интересный аппарат — нечто среднее между магазинным терминалом и сенсорным телефоном. До сих пор я таких не видала. Шустро набирая цифры из моего паспорта, молодой человек отыскивает в аппарате мой электронный билет и объясняет, как пройти к моему месту. Села. Вагон также полупустой. 

Традиция отъезжающих

За минут 15 до отъезда прибегают пассажиры — мои попутчики — и садятся на свои места, словно карандаши в пенале. Только сели, в руках тут же возникают темные корпуса с сияющими цветными экранами. По смартфонам уезжающие сообщают друзьям и близким о своем местонахождении. «Да, уже сел, через  минут 5 поедем. Да, до встречи, давай, целую!» — доносятся шаблонные фразы с разных концов вагона. Никто не гнушается этими формальностями, даже я.  Предупредили, объяснили, рассказали. Теперь выезжаем. Поезд медленно трогается и, покачавшись, начинает свой путь. Размеренно и тихо постукивают колеса под полом. Начинается путешествие.

Неоправданные ожидания

Кажется, сейчас кто-то достанет курицу и вареные яйца в фольге. Но нет, не та атмосфера. Всё же это скоростной “Сапсан” — здесь люди всё больше деловые, следящие за репутацией. Только отъехали от вокзала, впереди 4 часа —  не очень долго, но можно успеть прочитать хорошую книгу, поговорить со своими спутниками. В тайне надеюсь, что кто-то достанет карты и предложит поиграть. Жаль, этого не происходит. Все отвлеклись от реальности. Вокруг в момент появились коробушки, где чёрные, где цветные; замелькали наушники. Разумом сидевших завладел информационный прогресс. 

Цифровые зомби

Сидящая рядом женщина в изысканном белом наряде неустанно погружалась в кинематограф. Молодой парень перед ней в модных «нью-бэлэнсах» и спортивной одежде за поездку почти не вынимал белых затычек из ушей, менялась лишь картинка на телефоне — бездумный скроллинг лент соцсетей. Как же глупо это выглядит со стороны. Но это всё поощряется, люди уже привыкли. Цифровые зомби сидят на своих местах, прикованные к своей зависимости всеми органами чувств. А напротив — на откидных столиках приклеены реклама цифрового планера. «Яндекс 360 — место для планирования» — гласит наклейка, а ниже — знакомый интерфейс простого календарика. 

Близ Лихославля

Изредка, отрываясь от исчезнувших в сети попутчиков, смотрю в длинные окна, сейчас все будто забыли об их существовании. Вокруг пестрят домики деревень и поселков. Мы проезжаем уже четвёртое селение, каждое из них отличное от предыдущих. У каждого своя история, свои домики с цветными крышами, магазины со смешными названиями, жители, бегущие по своим делам. Ещё раз осматриваю пассажиров. Они не замечают этой провинциальной красоты. Не видят: Чудово мы проезжаем или Лихославль. Не видят лесных массивов, ограждающих поселения друг от друга. Таких громаден — величественных сосен — в центре Петербурга не найти, да и в Москве тоже. Хочется, чтобы поезд весь остановился посмотреть на солнце, пробивающиеся меж облаками, на просторные поля и возвышающиеся леса. Ведь, как и в «Паровозике из Ромашково»: мы можем не успеть на встречу или на работу, но гораздо хуже будет, если мы не успеем посмотреть на эту чудесную природу — “… если сейчас мы не увидим первые ландыши, мы опоздаем на всё лето, граждане”. 

Фото: photoby.ru

Насмешка над природой

В который раз осматриваю вагон, над козырьком моей кепки тоже оказывается много интересного. Например, еще одно средство террора — экранчик прямо под потолком. Показывают горы, озера в лесу — какая издевка. Сбоку, за стеклом, до боли похожие картинки, но туда почему-то никто не смотрит. 

Лучик света в темном царстве

Слышу детский смех неподалеку — удивлённо озираюсь и нахожу источник звука. Рядом, через пару синих кресел, сидит отдушина этого цифрового мира — три ребенка и их мама. Семья играет то в “Цепочку слов”, то в “Угадай персонажа”. Двое парней-школьников разбираются в зарубежном кинематографе, а девочка-дошкольница обожает “Человека-паука”, от которого их мама уже устала. Глаз радуется, смотря на них. Как жаль, что это только одна семья на целый вагон. До конца поездки с улыбкой слушаю их смех и удивленные возгласы.

Безголовые

Как же внезапно люди перешли в другую реальность. Невольно вспоминаются моменты из детства, когда мама говорила “Осталось полчаса для игр за компьютером”. Все мы тогда обижались, не понимали этих ненужных ограничений. Сейчас, глядя на поколение “родившихся со смартфонами в руках”, становится по-настоящему страшно. Неспособные поговорить друг с другом, заложники компьютеров и телефонов, головой внутри паутины, они оставили лишь бездыханное тело, которое занимает очередное место в поезде Санкт-Петербург — Москва. 

Конец путешествия

Постепенно подъезжаем к Москве. Застрявшие в экранах с “ракушками” в ушах, будто герои романа “451 градуса по фаренгейту”, не замечают приближения, не слышат объявлений. Абстрагированные от реальности, пассажиры застряли в сети, не находя способов выбраться. В науке это называется цифровой эскапизм. Поезд останавливается у Ленинградского вокзала, пассажиры нехотя поднимаются с мест. Длинные 4 часа прошли, а зависимые так и глядят в свои телефоны. Выходим на улицу к площади трёх вокзалов — Казанского, Ярославского и нашего — Ленинградского. Вокруг меня, пережившей сегодня целое путешествие, идут попутчики, для которых весь путь — ещё одна возможность побыть в сети.

Александра Галимская

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *