07.12.2022

«Дрались русские бригады за провинцию Шампань…»

Первая мировая ужаснула мир. Тем не менее, теперь её как будто бы забывают. Мы плохо помним имена и события. Многие ли слышали про Русский экспедиционный корпус? А ведь нам стоило бы знать имена тех, кто помогал спасать Францию.

Виктор Леонидов — «Дрались русские бригады…»

Первая мировая. Великая война. Война, которая положит конец всем войнам. Германская война. У этого конфликта много названий. Долгое время её ещё называли «империалистической войной», причём с явным пренебрежением. Не обсуждая и не осуждая такого подхода, мы вынуждены признаться: эта война нам известна мало. Неизвестны нам и многие имена той войны.

Две судьбы

Вадим Павлович Маслов
уже после боёв во Франции
Одно из немногих сохранившихся фото
Николай Александрович Лохвицкий
Журнал «ИСКРЫ» №30 от 31 июля 1916 года


Дворянин и участник Русско-Японской войны, Николай Лохвицкий в 1914 году лично командуя бригадой под огнём неприятеля, провёл контратаку и выбил врага из окопов. За это в 1915 он получил орден Святого Георгия 4-й степени и наградное Георгиевское оружие.


В том же 1915  Вадиму Маслову было 24 года, когда он со своей ротой у села Космержин прорвался через немецкие укрепления и лично захватил один из пулемётов. За это Маслов так же получит орден Святого Георгия 4-й степени.

Пришлите помощь

Несмотря на многочисленные подвиги, само по себе положение Антанты в конце 1915 года было тяжёлым. Восточный фронт переживал проблемы со снабжением и оружием, но держался ещё неплохо. Особенно на фоне фронта Западного. Знаменитое «На западном фронте без перемен» описывает более поздние этапы войны, но в начале немецкое наступление было крайне решительным. Вскоре стало очевидно: есть реальная угроза Парижу.

Понимая, что этого нельзя допускать, Французское правительство обращается к России: исполните союзный долг, помогите спасти Париж и всю Францию. Никто не считал, что дела идут хорошо, что Россия может запросто выделить людей. Всем прекрасно были известно и про нехватку оружия, и про нестабильный фронт. Но союзники также прекрасно понимали: если Французскую Республику выбьют из войны, то вся германская мощь на континенте обрушится на Российскую Империю.

В такой ситуации не могло быть и речи о том, чтобы не помочь союзникам по Антанте. К тому же, если Россия предоставит солдат, Франция даст оружие. Соглашение было достигнуто, и Русский экспедиционный корпус начал своё формирование. Командиром его был назначен уже известный нам Николай Александрович Лохвицкий.

Бои на западе

В 1916 года, преодолев долгий путь — на Дальний Восток, затем огибая Индию и протискиваясь через Суэц с одной стороны, а так же на севере, вдоль берегов Норвегии с другой, — первые части прибывают во Францию и на Балканы. Лохвицкий с бойцами оказывается в Марселе. То ли в это же время, то ли немного позже, туда же, прибывает и Маслов Вадим Павлович.

Николай Лохвицкий вместе с русскими и французскими солдатами и офицерами

Во Франции экспедиционный корпус участвовал в суровых боях. Несмотря на малочисленность, свой вклад он внёс. Под Верденом шли жесточайшие бои, получившие впоследствии говорящее название «Верденская мясорубка». В это время русские части бок о бок с французами и англичанами удерживали немцев в Шампани, не давая им прорваться к Парижу.

Под Реймсом до сих пор есть памятник-музей, известный как Форт де ла Помпель (Fort de la Pompelle). Среди прочих напоминаний о боях за форт и Реймс есть мемориал, посвящённый Русскому экспедиционному корпусу. Выставлена на обозрение и русская форма. Так что французы не забыли об оказанной им союзнической помощи.

Неожиданное знакомство

Предположительно, Мата Хари и Вадим Маслов


И всё же, для наших героев война ещё не закончилась. Даже во время войны бои не идут непрерывно. Солдатам, а тем более офицерам, нужно хотя бы иногда отдыхать. Потому в очередной раз отличившийся в боях Вадим Маслов получает небольшой отпуск. Так вышло, что новой знакомой молодого офицера становится Мата Хари — или же Маргарета Гертруда Зелле.  Это была знаменитая экзотическая танцовщица и немецкая шпионка нидерландского происхождения. Как говорят, после знакомства она состояла в переписке с Масловым вплоть до своего скорого ареста и казни.

Отголоски революции

Но война никуда не делась. На момент 1917 года бои идут по всем фронтам. Летом Лохвицкий, к тому моменту получивший Георгия 3-й степени и французский Орден Почётного легиона, а также две контузии, был назначен командиром Особой пехотной дивизии. Она представляла собой объединение всех русских войск во Франции: из-за потерь не было уже смысла делить силы на отдельные бригады.

Николай Гумилёв в форме

Но в таком виде корпус просуществовал недолго. Вести о революции на родине дошли до солдат во Франции. В то же время, Французское командование, почувствовав вкус долгожданного наступления, гнало уставших от войны солдат на врага, зачастую совершенно бездарно жертвуя их жизнями. Всё это привело к восстанию части русской армии: «Мы больше не хотим воевать на чужбине, верните нас на родину! Мы больше вам не подчиняемся!» — вот что слышали командиры от своих «подчинённых».

Мятеж был подавлен. Лохвицкий остался верен присяге и союзному долгу. То же самое можно сказать и про Маслова. Они были участниками подавления восстания. Кстати, в числе прочих на одной стороне с ними был и Николай Гумилёв. Позже из тех верных солдат, оставшихся во Франции, сформировали Русский Легион Чести. У его истоков вместе с Георгием Готуа стоял и Лохвицкий.

Легиону ещё довелось повоевать. И под Парижем, и в наступление на территорию Германии. Среди первых русские солдаты прорвали «Линию Гинденбурга», взяли город Майнц. В конце 18 года, когда война закончилась, остатки легиона отправили в Россию. Они присоединились к генералу Деникину и участвовали в Гражданской войне.

Послесловие

Что же стало с Масловым и Лохвицким? Последний ещё много воевал, почти до самого конца Гражданской войны. Потом через Китай вернулся в Европу и осел в Париже, где до конца своих дней поддерживал белоэмигрантские движения. Умер в 1933 году и был похоронен на русском кладбище.

Маслов же ещё осенью 17 был снят с должности из-за доноса — кто-то рассказал, что он обзывает командование «сволочами». Следующие года он провёл на лечение, в отпусках и на офицерских курсах. Видимо, там его отучали обзывать командование. Вроде, потом он тоже присоединился к боям в России, но дальше информация о нём разница: не то постригся в монахи, не то стал инженером в Константинополе.

Памятник воинам Русского экспедиционного корпуса в Париже

Так или иначе, но это лишь пара судеб из тысяч тех, кто воевал во Франции. Кто знает, может быть они действительно помогли спасти её. Злая ирония в том, что спасая чужую родину, они потеряли свою. Но даже узнав об этом, они сначала до конца исполнили свой долг, а лишь потом вернулись домой. В этих людях было то, что воплощал в себе Русский экспедиционный корпус: верность союзному долгу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *