25.09.2021

Гороховая улица в истории литературы

«Если я выхожу из дому, то иду все по той же вечной Гороховой улице…»
-Чернышевский

Петербург – самый литературный город России, а Гороховая, несомненно, – самая литературная улица Петербурга. В свое время там жили и писали: Гоголь, Тургенев, Герцен. Гороховая упоминается в огромном количестве русских классических произведений, например, в романах: «Идиот», «Обломов», «Что делать?».
Но не только с произведениями, но и с судьбами авторов связана Гороховая.

В золотом веке

В 19 столетии в десятом доме по Гороховой улице жила Наталья Петровна Голицина, послужившая прототипом старухи-графини в «Пиковой Даме» Александра Сергеевича Пушкина. Вся обстановка дома, описанная в повести, совершенно соответствовала настоящей. Факт этот общеизвестен, но не только он связывает Пушкина с Гороховой. В то время огромное количество ресторанов и трактиров размещалось на этой улице. Все в них постоянно шумело. Тогда их посещали офицеры, камерюнкеры, разные вельможи и, конечно же, поэты.

В 1820-ых в седьмом доме французом Андрие был открыт трактир 1-го класса. В этом самом месте нередко бывал Пушкин, и именно здесь в 1834 году он встретил молодого французского офицера, наглого и задорного. Этим офицером был Жорж Дантес. Встреча их прошла довольно холодно. Надо заметить, что на первых порах отношение Александра Сергеевича к Дантесу было совершенно нейтральным, он не уделял ему особого внимания, как к любому другому офицеру из толпы поклонников его жены Натальи Николаевны. Дальнейшая историю, конечно же, известна.

«Шумная улица! Какие лавки, магазины богатые; все так и блестит и горит, материя, цветы под стеклами, разные шляпки с лентами.<…> Богатая улица! <…> Сколько карет поминутно ездит; как это все мостовая выносит! Пышные экипажи, стекла, как зеркала, внизу бархат и шелк; лакеи дворянские, в эполетах и шпаге. Я во все кареты заглядывал, все дамы сидят, такие разодетые, может быть, и княжны, и графини…», – так описал Гороховую в своем письме к Варваре Доброселовой Макар Девушкин, герой дебютного романа Достоевского «Бедные люди».

Федору Михайловичу в это время было двадцать четыре года. Он только начинал свою карьеру литератора и не мог предположить, какую трагическую роль сыграет эта улица в его собственной судьбе.

Через четыре года Достоевский оказался на Гороховой, на Семеновском плацу (сейчас Пионерская площадь, где стоит ТЮЗ) уже в кандалах. Тогда он был осужден по делу петрашевцев и приговорен к расстрелу, вместе с другими участниками, его друзьями, офицерами, литераторами и учеными. Но, принимая во внимание разные смягчающие обстоятельства, в том числе раскаяние всех подсудимых, суд счёл возможным ходатайствовать об уменьшении им наказания. Наказание Достоевского было смягчено до четырех лет в колонии. Несмотря на это, власти решили устроить инсценировку казни, чтоб уничтожить в них революционный дух. Морозным утром 22 декабря они были привезены на Семёновский плац. Им зачитали смертный приговор, по обычаю переломили шпаги и привязали к столбам. Офицер скомандовал солдатам, все приговоренные, уже простившись с жизнями, ждали выстрелов, но пробил отбой.

Инсценировка казни петрашевцев

Приговоренных отвязали и им прочли приговор в окончательном виде. Об этом Достоевский будет вспоминать в романе «Идиот», где его собственную историю перескажет князь Мышкин. В ссылке был написаны знаменитые «Записки из мертвого дома». Такую роль в его жизни сыграла Гороховая улица.

В серебряном веке

Закончился золотой век, но литературный дух не покинул Гороховую улицу. Писатели серебряного века любили выпить, пошуметь, прилюдно зачитывая стихи или отрывки из своих произведений, и, конечно же, лучше всего для этого подходили рестораны и трактиры. Одним из главных таких ресторанов был «Вена», находящийся в восьмом доме по Гороховой улице (между прочим, именно в этом доме и жил Тургенев с 1851 года по 1852). «Вену» в свое время посещали многие: Леонид Андреев, Максим Горький, Александр Куприн, Алексей Толстой, поэты Александр Блок и Сергей Городецкий. Ресторан находился на бельэтаже и имел целых 19 отдельных кабинетов, все стены были увешаны рисунками и автографами знаменитых его посетителей. Буфетчики вспоминали, как пили писатели в то время: порой «охотно требуют и коньяку, предпочитая хорошим, но дорогим маркам плохие, но зато дешевые вина русские писатели пьют редко — только когда их угощают» , «многие пьют, совершенно не закусывая, или совершают обряд ерша, заключающийся в том, что каждую рюмочку водки заглатывают глотком пива. Минеральную воду русские писатели не пьют, но квасу требуют, и притом со льдом», «В отношении, так сказать, емкости русские писатели идут непосредственно за купцами, причем и рюмки среднего размера — поменее купеческого и поболее общегражданского — называют у нас писательскими». Вот так все это и происходило. Ничего трагичного, как в золотом веке. Писатели встречались, обсуждали свои будущие творения, знакомились с новыми лицами, просто проводили свое время.
Так разгульно прошелся серебряный век по Гороховой улице, оставив там и свой след. Сейчас вместо ресторана на этом месте находится отель «Старая Вена», все номера здесь посвящены русским писателям, также тут проходят литературные вечера.

Ресторан “Вена”

Наше время

Литература советского периода почти не затронула Гороховую улицу. Из редких упоминаний можно вспомнить разве что «Петербургский роман» Бродского:

…и по Гороховой троллейбус

не привезёт уже к судьбе.

Литейный, бежевая крепость,

подъезд четвёртый кгб.

Много уже минуло лет с того момента, как литература впервые затронула эту улицу, но все-таки дух ее никуда не исчез. До сих пор, прогуливаясь по ней, у вас перед глазами предстает живая история.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *