01.12.2022

Жуткий город на букву С

Везде хорошо, где нас нет.

поговорка

«Для опыта всё пригодится», — эта мысль каждый раз отсылает к воспоминаниям о поездке в город на букву С. Правда, у такого опыта только две радости: о нём можно рассказать и о нём можно написать. Обшарпанные серые стены, жуткая атмосфера зимы, уставшая мать двоих детей, — вовсе не то, о чём вспоминаешь с удовольствием. Тем не менее, позволю себе ещё раз пережить декабрьскую мрачную поездку.

Моя первая работа

На первом курсе медицинского факультета я вдруг осознала, что профессия врача не для меня. Что делать с этим открытием я не знала, и лишь к концу декабря появился план действий. Решила бросить учёбу в меде, сдать экзамены заново и поступить в другой университет. «Сначала устройся на работу, потом уходи», — чётко поставили ультиматум родители, не желая, чтобы их ребёнок бездельничал. Я была не против, поэтому нашла объявление на сайте. Вакансия гласила «офисный работник». Я нервно прошла первое в жизни собеседование, и мне дали один день «посмотреть на работу».

Утром я умудрилась заблудиться, выйдя не на той остановке. Стыдно и страшно опаздывать на свою первую серьёзную работу. К счастью, успела. Обошлось. Моим куратором стала Ксения. Мы познакомились, вышли из офиса и сели в серую машину. Нас было четверо: я, Ксюша, Дима и Сергей.

Пока ехали по центру, всё было знакомо. Я устало рассматривала серые тучи и размышляла о том, как мне надоел мой город. Вот улица, ведущая к Ленинскому мемориалу, напротив которого расположились «танцующие» фонтаны. Я была там так много раз, что ни прекрасный вид на Волгу, ни здание педагогического университета, ни сам мемориал уже не восхищали. Обелиск и вечный огонь —  красиво, но слишком привычно. Разноцветные гирлянды и маленький ёлочки скупо и жалко украшали ряды магазинов и ресторанов, в некоторых местах висели плакаты, сообщая о новогодних мероприятиях, проходивших в городе. Снегурочка, Дед Мороз, снежинки, снеговики — всё однообразно. «Даже к Новому году плохо украсили город», — в отчаянии подумала я. А мы, тем временем, всё ехали.

Из разговоров стало понятно, что ребята хотят в столовую. Это хорошо, вот только один вопрос мучал меня всё то время, как машина удалялась от офиса: «Куда мы едем?» Прямо спрашивать не хотелось. Во-первых, скромность оплела мой язык. Во-вторых, я не знала их реакцию на этот вопрос, а было желание произвести наилучшее впечатление, чтобы получить работу. Зря. Тогда я ещё не знала, куда меня везут. И до сих пор эта история пронизана тайной: мне просто забыли рассказать об этом на собеседовании или же так было надо?

Мы проезжали мимо моего университета. Я с некой досадой и раздражением посмотрела на памятник Петра и Февронии, которые встречали студентов и преподавателей. Синим светом горело название университета, рядом висела табличка с гордой надписью: «Опорный ВУЗ региона». «Я здесь учусь, там мои друзья!» — внезапно мелькнула мысль в голове. Воодушевление и радость заставили уголки губ приподняться. Сейчас я могла бы быть там. Внутри меня таким же синим светом, как и название университета, загорелось желание побежать внутрь. Но я отрицательно закачала головой. Снова надеть халат и пропахнуть формалином? Нет, не хочу. Не моё.

Я тонула в мыслях, не замечая, как мы проехали мост, а затем и вовсе выехали за пределы города. Мимо пронеслись новые многоэтажки и старые пятиэтажные дома, огромный торговый центр с панорамными окнами и колесом обозрения и маленькие магазинчики со старыми вывесками. Какой контраст. И вот мы почти выехали на дорогу, ведущую через поле, но остановились в столовой на краю города. Я заказала себе рис и чай и села напротив Ксюши.

— Ты же понимаешь, что мы едем в город на букву С? — спросил Дима, который пять минут назад рассказывал о том, как ему приснился забавный сон. Он увидел тараканов, бегущих из какой-то «общаги», и у всех этих насекомых была голова Сергея, второго парня.

— Понимаю, — зачем-то соврала я. 

— А мы поедем мимо поля, леса… Не страшно? — продолжал пугать меня «коллега».

— Нет, — коротко ответила я, уверяя себя в том, что маньяки не рассказывают жертве о намерениях. Хотя как знать. Наивно. Но в тот момент этот аргумент меня успокоил.

— Смелая, значит? — спросил Дима.

— Да.

— Не пугай девочку, ей ещё с нами работать, — вмешалась Ксюша.

Мы продолжили разговор на другую тему. Ребятам было интересно, кто я и зачем пытаюсь устроиться на работу. Мои же размышления были совсем другими. Я узнала, что едем мы в город на букву С. Но зачем? Это было опасно и интересно. Растерянность, сомнение и предвкушение охватили все нервные клетки. Внезапно я осознала, что не смогу вернуться обратно, кроме как на их машине. Лёгкий страх заставил руки дрожать. Я спрятала их в свитер, чтобы никто не заметил.

Когда мы снова сели в машину, у меня уже были два правила поведения в новой обстановке. Во-первых, не говорить им, что я отказываюсь от работы, ведь возвращение домой дороже искренности. Во-вторых, и пожалуй, главное: не говорить маме о том, где я, во избежании её лишних нервов. Приеду живая — расскажу.

По дороге в город на букву С

Ксюша была за рулём, она включила какую-то громкую музыку и посоветовала поспать. Я отвернулась к окну и начала рассматривать природу. Что можно увидеть по дороге в город на букву С? То же, что и везде. Заснеженные поля пустуют, кое-где из-под снега вырываются высохшие травы, издалека напоминая худые омертвевшие кисти. Иногда показывается лес с изнеможёнными от холода и выхлопных газов деревьями. Жутко. Кажется, по дороге даже есть кладбище.

Музыка всё играла, Дима и Сергей мирно спали на задних сидениях. Вот и въехали в город на букву С. Атмосфера почему-то сразу навела на меня ужас. Был полдень, солнце не выглядывало, и темнота серых туч царила над городом. «Бывает ли это небо вообще голубым?» — зачем-то спросила я у Ксюши, мысленно обругав себя. О такой глупости спрашивать смелость есть, а узнать, зачем мы сюда приехали, мешает скромность. «Конечно», — удивлённо ответила девушка.

Волны разочарования медленно смывали надежду на то, что мы приехали сюда ради какого-то делового собрания, и уносили её в океан солёной горечи. Всё в городе на букву С смешалось в серо-коричневую массу: узкая дорога, грязный снег, старые низкие здания. Великолепных прекрасных творений природы я тоже не увидела, будто она обделила это место, когда раздавала свои дары. А вот в моём городе их много…

Мы остановились в маленьком дворике, ребята закурили. Даже светло-белый дым их сигарет показался чище, чем всё вокруг. И в этот момент мою надежду не только унесло в океан, но и засосало в водоворот, помотало как следует и утянуло на дно. Как оказалось, суть работы заключалась в том, чтобы ходить по домам и предлагать людям кредитные карточки. Такое вот у них понимание «офисного работника».

Я сразу решила отказаться от работы, но мы находились в незнакомом мне городе. Пришлось притворяться.

Ужасы общежития

Мы зашли в какое-то страшное тёмное помещение. Как позже выяснилось, та самая «общага» из сна Димы. Мы разделились на пары, я пошла с Ксюшей. Место, в котором нам предстояло работать, напоминало заброшку. Длинные коридоры, где-то обвалилась штукатурка, на лестнице не хватает куска бетона. Вот наступишь не туда, полетишь мимо ступенек и провалишься в бездну. Кто знает, что в ней обитает. Я ступала аккуратно, внимательно смотря под ноги, поэтому не сразу заметила, что мы проходим мимо дверей.

Ксюша объяснила мне суть работы и попросила внимательно следить за тем, что она делает, чтобы потом я стала её полноценной ученицей. Хотя таких планов не было. Волею судьбы меня завело в туалет. Я ужаснулась. Ржавые трубы, грибок на стене, всё в коричнево-оранжевом цвете. По правде сказать, я не сразу смогла распознать там унитаз. Привлек внимание хилый замок-крючок, а ведь этим туалетом пользуются многие жильцы. Меня напугала антисанитария, и я быстро вернулась обратно, подавив внезапное отвращение.

Стали стучать к людям. Хозяева были не особо приветливы. Кто-то из них называл нас мошенниками, но я сразу мысленно отводила ругательства фразой: «я не с ними, это не ко мне». Толку в таких похождениях было мало. Зато я успела заглянуть в чью-то квартиру. Это была маленькая комнатка, светлая и уютно обставленная. Поразительно, как люди находят комфорт даже там, где его быть не может. Я бы не смогла так жить. Но как? Как живут здесь все эти люди? Невольно представила: каждое утро сонные люди бредут по этим мрачным коридорам, где изо всех углов на тебя смотрит гниль. Выходят на улицу, пропитанную серостью. Едут в транспорте, смотря в окно на чёрный выхлопной газ и грязь дорог. А вечером возвращаются обратно. Отвратительно. Душевная боль, печаль, потрясение — только отрицательные эмоции. Надо проветриться. 

Знакомство с жителями города на букву С

Мы снова сели в серую машину, которая, казалось, слилась с городом, и поехали опрашивать людей многоэтажного дома. Там Ксюшу ждали удача и прибыль — одна женщина согласилась взять карту. В то время, как моя напарница заполняла бумаги, я играла с мягким белоснежным котёнком. «Всё же есть что-то светлое в этом городе. Наверное, я себя просто накрутила. И нет здесь ничего жуткого и ужасного», — подумалось мне. Заметив, что люди города на букву С не особо разговорчивы, я сама начала диалог с женщиной:

— У вас милый котёночек. 

— Я купила его сыну. У него аллергия, а это гипоаллергенный сфинкс.

— Сфинкс? Но у него ведь шерсть. 

— Он без шерсти, — ответила она.

Это для меня стало второй тайной поездки. Мы с Ксюшей обсудили это, и обе не поняли, как белый пушистый котёнок может быть сфинксом без шерсти.

— Сумасшедших много, — заключила Ксюша.

— Должно быть, я одна из них, раз поехала с вами, — подумалось мне.

Тем временем, в городе С становилось всё холоднее. К моему несчастью, мы поехали в ещё одно общежитие, в которое попасть было нелегко. Дело в том, что весь город был покрыт льдом, и мы не могли подняться по горке ко входу в здание. Неприветливое место.

В общежитии нам открыли дверь две старушки-сёстры. Они, по обыкновению, рассказывали нам, как тяжело живётся в старости, и одна из них оформила карту. А вот в третью квартиру лучше бы мы не попадали…

На стене двери висела записка «возьмусь за любую работу. Швея». Ксюша смело постучала, и через несколько секунд мы увидели женщину в халате. Только выслушав Ксюшу, она пустила нас на порог. Это была комната-студия. Справа от порога было подобие кухни: плита, на которой что-то варилось, чайник, небольшой стол, вымытая до блеска раковина. Слева располагалась двухъярусная кровать, где сидели двое мальчишек школьного возраста. С некой радостью я отметила, что у детей был компьютер.

— Я разведена, — сказала женщина с уставшим взглядом, заполняя документы, — А доход какой писать официальный или какой есть?

Ксюша задумалась.

— Я подрабатываю, как могу, швеёй, всё общежитие мне вещи на починку приносит. А вечером мы с мужем работаем грузчиками.

Третья загадка, волнующая меня: что это за муж? Он отец детей? Приходит ли он сюда, домой? Помогает ли семье?

Но расспрашивать женщину я не стала. Она сердито прикрикнула на сыновей, которые расшумелись, и сказала Ксюше:

— Только вот не надо меня обманывать. Вот попробуйте только.

Волевая женщина. Мне кажется, она не строгая, но вынуждена быть сильной, а образ жизни и окружение наложили на её речь некий отпечаток вынужденной грубости. Это общежитие было лучше первого, уже хорошо. Но легче ли от этого женщине, работающей грузчиком и швеёй?

Путь домой

Теперь, когда по снегу тихо ступала ночь, мрак неба окончательно завладел городом. И мы, к счастью, поехали обратно. В этот раз мы с Ксюшей сели на задние сидения. Фары смело рассекали мглу, и, даже если в ночном городе на букву С водятся монстры, они не смогли бы до нас добраться.

Это место будто высосало из меня все силы. Мне вручили текст, чтобы подготовиться к экзамену, — так я узнала, что меня привезут в офис к начальнику. Было уже всё равно. Я размышляла о том, что заставляет людей работать. Ксюша и ребята сказали, что их устраивает эта должность и зарплата. Они работали не из-за нужды, а просто потому что нравится. Я пыталась устроиться, чтобы не быть позорным бездельником в глазах родителей. А та женщина… Она работает, чтобы прокормить своих детей. Мальчишки ещё маленькие, многого не понимают, но уже познают трудности жизни. Хотя их мама делает всё, чтобы этих трудностей было намного меньше.

— Ксюш, а ты чего мне дала вести-то? У меня прав ведь нет, — прервал мои размышления Дима.

Он посмотрел на меня, ожидая увидеть хоть какую-то реакцию. «Скажу, что я не с ними, если остановят», — глупо и устало подумала я. Никаких эмоций. Мигрень разлилась в голове.

— В смысле с собой нет, а так они есть, — рассмеялся Дима, но никто не ответил.

Мы ехали по дороге мимо тех же полей под громкую рок-музыку, и с каждым метром мне становилось всё легче. Наконец-то в свой город! 

Я не понимала этих ребят, которые вот так просто могут ходить по мрачному городу на букву С, общаясь со странными людьми, у которых пушистые кошки без шерсти, и каждый раз видя ужасы общежитий. Но я осознала одно: мы лишь нежеланные гости города, можем уехать на своей серой машине. А эти люди — постоянные жильцы. Вернувшись в офис, я успешно сдала экзамен, но отказалась там работать.

Из университета всё-таки ушла и поступила в другой. А мои родители, узнав об этой истории, испугались, зато поняли, что лучше спокойно готовиться к экзаменам, чем так работать. Но по-прежнему переживаю за других ребят, которые заставляют себя учиться на нелюбимую профессию. Ошибки может сделать каждый, главное вовремя понять и исправить. Страшно и за тех, кого, как меня, могут вот так вот просто увезти в город на букву С, и они не спросят ни о чём из-за стеснительности или желания казаться смелым. И будут дальше бродить по тем самым страшным общежитиям.

Возможно, кто-то узнает в городе на букву С своё место жительства, но не спешите его так строго судить. После этой поездки я стала ценить родной город намного больше и даже сказала по приезде: «Как же хорошо, что я живу здесь. Какие волшебные украшения к новому году!». Возможно, город на букву С бывает солнечным, с голубым небом, а некоторые его улицы широкие, чистые и уютные. Но в тот день всё сложилось так, что мне теперь всего этого, увы, не представить. Мрачная зимняя атмосфера, страшные тёмные коридоры общежитий и незавидная судьба их жителей навсегда вписали в мою память жуткий серо-коричневый город.

Кстати, о городе на букву С я вспоминаю лишь тогда, когда забываю, что «везде хорошо, где нас нет».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *