18.08.2022

Карательная кулинария времен Великой Депрессии

Не так давно я наткнулся на небольшую подборку из 10 блюд времен “великой депрессии”. Тут у нас и пудинг с черносливом, разваренные макароны и даже сэндвич с арахисом и жареным луком. Вот только после материала остается какое-то дурное послевкусие – причем не только из-за странности блюд. Странная какая-то у них депрессия! Лук в избытке, арахис (и арахисовое масло) есть, сливочное масло, кукурузная мука. Изобилие консервов, конечно не самого лучшего качества, но горошек, фасоль и кукуруза это уже что-то. Так где же ужасный голод, который унес более пяти миллионов человек?

Давайте сначала поговорим о той самой статье. Все же у нас тут что-то типо кулинарного блога, а уже потом о депрессии в целом.

Странный список депрессивных блюд

Одним из первых блюд в подборке “сэндвич из арахисового масла и тушеного лука”. Во-первых, спешу заметить, что лично я даже в свои хорошие годы не всегда могу позволить себе это лакомство, а они в депрессию его едят. В Америке этот арахис на деревья растет что ли? Ну а во-вторых, все же стоит задаться вопросом: “А ЗАЧЕМ?” Зачем смешивать десертный продукт с луком? Конечно, может показаться, что лук прошедший карамелизацию, не так уж и плохо сочетается с арахисовым маслом. Лук становиться сладким, чуть ли не луковое варенье… Знаете же этот классический сэндвич с маслом и джемом? Вот только лук у нас тушеный. В чем проблема, съесть просто хлеб с арахисовым маслом? Да и там же в списочке вроде как чернослив появлялся. Может лучше хотя бы его добавим? 

Президент Франклин Гувер ест пудинг из чернослива (рекламная компания того, что президент питается также, как и обычный рабочий)

Далее у нас запеканка “à la presidente”. Разваренные в труху макароны с такой же разваренной морковкой. Сверху добавим белый соус (мука с водой). И снова “А ЗАЧЕМ?” Почему американская повариха просто не может отварить макароны и добавить в них поджарку из морковки (и лук из сэндвича заберём)? Да даже просто вареные макароны с этим соусом всяко лучше. Для чего мы развариваем макароны и морковь в труху? До коли американский предприниматель еще будет терпеть эту вопиющую безграмотность, товарищи?!

Далее у нас идет мясной хлеб в его вариациях. (Кстати рецепт мясного хлеба по рецепту этих времен вы можете посмотреть в самом конце статьи). Хорошо, мясо было у маленького процента населения. Но зачем из фасоли делать именно “мясной хлеб”? Почему не приготовить обычные растительные котлеты? Для чего американская домохозяйка придумывает новые блюда? Фасолевые котлеты готовят до си пор, для чего придумывать велосипед? Причем не особо удобный и не особо вкусный велосипед.

Тушенка Гувера — это вообще обычное блюдо. Макароны с сосисками, помидорами и горошком. Конечно, сосиски у нас скорее всего плохого качества. Но тут макароны хотя бы не додумались разварить. Что опять же говорит о странном голоде. Бедные американцы едят “ужин русского холостяка” и страдают.

Далее у нас идет шарлотка с яблочным укусом вместо яблок. Кстати, я уже готовил этот рецепт на канале в видео про дикий запад. Ой, то есть это блюдо не вилкой депрессии. Да и описывают его как кислые коржи, что в корне неправильно. Пирог у нас получился очень даже интересным и неплохим на вкус. Рекомендую как-нибудь поэкспериментировать.

Рабочие во время обеда 1932

Ну и под конец статьи у нас такой замечательный рецепт. Возьмите сахар, корицу, масло и лимонный сок, смешайте это все с крекерами и добавьте щепотку отчаяния. Который раз я спрашиваю: “ЗАЧЕМ?” Крекеры значит у нас есть, а муки нет? Вы вообще представляете, какая гадость получиться из этого набора? Даже если у нас есть только это, почему просто не посыпать крекер сахаром с маслом? Как делали ребята из 90-х? А из лимонного сока, который у нас в избытке, мы приготовим чай или лимонад. Ну для чего делать еду непонятным кислым клейстером? Единственное, что меня радует — это добавление отчаянья, оно никогда не повредит.

«Вместо капусты мы использовали листья кустарников»

Думаю, можно переходить к самой депрессии. При поиске информации про питание тех времен я наткнулся на статью Бориса Борисова “голодомор по-Американски”. Где автор с ужасными подробностями описывает гибель чуть ли не пяти миллионов от голода. Автор цитирует 5-летниго мальчика, слова которого никого не оставят равнодушными:

«Мы заменяли нашу привычную любимую пищу на более доступную… вместо капусты мы использовали листья кустарников, ели лягушек… в течение месяца умерли моя мама и старшая сестра…» (Jack Griffin)

Дети в очереди за бесплатным супом у здания начальной школы в Белморе, 1934 г. (фото раскрашено)

Равнодушными они меня действительно не оставили, и я продолжил задавать вопросы интернету. Через пару ссылок я наткнулся уже на несколько статей, опровергающих Борисова. Давайте постараемся соединить их воедино. А также разберемся, что с пропитанием в США в те годы было на самом деле.

“В 30-х годах в США было перепроизводство продуктов сельского хозяйства, хотя многим американцам не хватало еды (много людей потеряли работу во время «Великой депрессии» 1929-1933 годов). Поэтому правительство покупало излишки пшеницы у фермеров, для обеспечения тех, кто страдал от голода. Нет оснований утверждать о массовом голодоморе в США в 1928-1934 годах.”

Всего за четыре года, с 1929-го по 1933-й, средний доход американской семьи упал с 2300 долларов до 1500. Задокументированы случаи, где семьи, потерявшие дом, жили в канализации, в пещерах. По примерным подсчетам, по всей стране бродяжничали около 200 тысяч беспризорников.

В 1935 году вышел памфлет “Фермер-арендатор”. Автор описывал, как шестилетний ребёнок, умирая от голода, облизывал обёртку из-под ветчины. В соседнем доме фермер впервые за две недели вышел на работу. Он купил на зарплату семье фунт солонины и два фунта кукурузной муки. Как видите, я не опровергаю полностью голодные смерти и ужасы этого периода, но что насчет миллионов смертей?

Тут у нас появляется первый серьезный источник – работа Кастро “География Голода” (нет, не Фиделя Кастро, а Жозуэ). В 1954 году ее перевели на русский язык, причем в двух вариантах. В 1953 году книгу всячески нахваливали в “Правде”: “Гнилость изжившей себя капиталистической системы никогда ещё не была столь очевидной, как в настоящее время”.

Фермеры выливают молоко на дорогу из-за того, что скупщики предложили слишком низкую цену 1931 год

Что же наш дорогой Кастро писал о США? Всё, к счастью, не так уж плохо, как мы думали. Конечно, он говорит о том, что в Чикаго и Нью-Йорке множество детей болели рахитом (болезнь костей из-за недостатка кальция в рационе). “Часть Соединённых Штатов является одним из огромных районов голода в мире” (далее он выделяет 11 южных штатов). По словам Кастро, на “Старом юге” достаточное питание получают лишь четверть жителей (скорее всего это связанно с огромными хлопковыми плантациями, из-за которых попросту негде выращивать свежие овощи и фрукты, а также мало где пастись скоту).

С начала депрессии по 1927 год только в Теннесси, Арканзасе и Миссисипи пеллагрой (один из видов авитаминоза) болели от 10 до 20 тысяч человек. На 1938 год в США было отмечено до 100 тысяч случаев заболевания, причём в 1940 году от пеллагры умерли 2123 человека.

В Луизиане немало людей из-за недостатка витамина В1 болели бери-бери. “Огромное распространение получило малокровие” — опять же в большинстве по Югу.

Это все конечно ужасно, но почему же Кастро, всю книгу критикующий империализм, ни разу не упомянул о миллионных смертях во времена великой депрессии?  Человек, описавший историю обеих частей Америки, ни разу не упомянул об этом ужасном инциденте?

Второй интересный источник, как ни странно, появляется у нас в Советском Союзе. Анастас Микоян, нарком пищевой промышленности СССР, по поручению лично Сталина был в США в 1936 году. Причём не один, а с целой группой помощников. И привёз нам из Штатов промышленную выпечку булочек, машины и заводы по производству варёных колбас, сухого молока и даже мороженого. И миллионы умерших он что-то совсем не заметил (хотя Америка, наверное, как в Северной Корее показывала магазины с пластиковыми фруктами).

“Так, а что насчет той страшной цитаты из начала?” — спросит меня внимательный читатель, а с ней все тоже не так страшно.

Борисов почему-то вместо источника решил подписать только имя мальчика, и цитату уже давно опровергли все в том же интрнете. Позаимствована она с сайта американской школы Brunswick High School. Выполняя домашнее задание, старшеклассник записал воспоминания своего деда о временах великой депрессии. Сомневаться в словах дедушки мальчика, либо же в редактуре нашего школьника мы не будем, а лишь дополним ее.

“Мы вынуждены были заменять нашу любимую пищу на широкий выбор других вещей. Например, если мы хотели капусты, мы ели мягкие части куста пальметто. Я также кушал лапки лягушек, чтобы не жаловаться папе на голод. Когда мы жили во Флориде, мы кушали черепах. Правительство давало нам немного еды и два доллара на питание на месяц, или пока не взойдут наши посевы. Когда страна была разорена, мы получили неплохую сделку на еду…” 

Пальметт, кстати, съедобное растение, которое давным-давно индейцы употребляли в пищу. И сразу у нас вырисовывается совершенно другая картина, конечно, жизнь была очень тяжелая, но точно ли речь о миллионах смертей? Официальная статистика до сих пор засекречена. Ну а что насчет смерти матери и сестры маленького Джека?

Фотография в интранете подписываться как «повар с покупателем едят пирог отчаянья»
Вот только на англоязычных сайтах год фотографии указан как 1940, а пирог вишневый

“Мой папа вынужден был взять все домашние дела под свою ответственность, когда умерли моя мама и старшая сестра, с разницей в месяц друг от друга. Мне было всего 14, когда они умерли, и я был очень близок и с мамой, и со старшей сестрой.”

То есть когда началась “великая депрессия” мальчику было 5 лет – 1929 год, 14 ему было уже был уже в 1940 году. Автор же статьи “Голодомор по-американски” утверждает о массовой смертности в Америке 1932-33 годах.

А что в итоге? В итоге жить было очень тяжело, страшная безработица, авитаминоз у детей, смерти от голода, увеличение количества суицидов. Но удивительно странная череда блюд, непонятно зачем и для кого выдуманная. Даже если еда плохого качества и ее мало, это не означает что мы должны все смешать в одной кастрюле и есть по очереди одной большей ложкой. В книгах о хозяюшках из 90-ых я подобной “карательной кулинарии” не наблюдал. Что порождает вопросы о логике тогдашнего правительства, рекламирующего клейстер из макарон. Ну а заодно, все же напоминаем, что если вы в чем-то сомневаетесь – перепроверьте эту информацию. Полностью нельзя доверять даже самым надежным источникам.

Постараемся закончить на чем-то приятном. Так что, как и обещал: рецепт мясного хлеба времен Великой депрессии. Причем не из ливера или из фасоли, а из настоящего фарша. Будем считать, что у нас депрессивный праздник.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.