14.08.2022

ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО: 10 разрушенных дворянских усадьб

В 2022 году исполняется 150 лет со дня рождения Георгия Васильевича Чичерина. Многие знают его, как революционера и первого наркома иностранных дел СССР. Но в то же время Чичерин долгое время был наследником родовой дворянской усадьбы «Караул» Тамбовской губернии. Так решил его родной дядя Борис Николаевич, основоположник конституционного права и последний владелец «Караула».

Родных детей у Чичерина не было – одни скончались в младенчестве, а выжившая дочь умерла совсем ребенком. В последствии от наследства отказался и Георгий Васильевич, следом грянула революция.

Национализация, детская колония, детский дом, 90-е, запустение и пожар.

Судьба Караула немногим отличалась от судьбы большинства дворянских усадьб. С одним только «но»: в 2010 году главный дом взялись восстанавливать. Но такая реставрация хуже разрухи.

усадьба Караул
воссозданный из бетона некогда деревянный дом в наш дни

«Священные предания семьи! С ними связано лучшее, что есть в человеческой жизни, но они становятся еще вдвое крепче и еще глубже проникают в душу, когда они сосредоточиваются около родного гнезда, где все так дорого и так близко, где все так живо напоминает и тех, кого любил, и собственные невозвратимо ушедшие годы, невинное детское веселье, увлечения юности, все радости и горе, которые довелось испытать в течение минувшего века»

Мои Воспоминания. Борис Николаевич Чичерин, последний владелец Караула

КАРАУЛ: ИСТОКИ

Известность эти места получили еще в XVII веке.

Для защиты южных рубежей Московского царства от набегов кочевников здесь появился специальный наблюдательный пункт – Караул. От него и пошло название будущей усадьбы – выстроенной на высоком крутом берегу реки Вороны.

Первые владельцы здесь появились значительно позже. В начале XIX века имение приобрел генерал-майор Иосиф Яковлевич Арбенев. Но уже в 1818 году он разорился и был вынужден продать свое имение. Караул перешел в руки дворян Вышеславцевых.

«Это имение принадлежало старику Сергею Васильевичу Вышеславцеву, деду Льва Владимировича, долго бывшего председателем Тамбовской губернской управы, и Алексея Владимировича, известного писателя и любителя художеств; оба они родились в Карауле. И старик, и жена его Мария Афанасьевна, рожденная Соймонова, были добрейшие люди, тихие и кроткие»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

С покупкой усадьбы Вышеславцевы заинтересовались устройством сада. Особенно разведением яблонь. Но вот другие помещичьи дела Сергея Васильевича мало интересовали. Якобы он даже не подходил к окну, чтобы не видеть всех дворовых беспорядков.

«Эта старинная барская беспечность довела его до того, что он наконец должен был продать это прелестное имение. Про эту почтенную чету говорили в шутку, что они, как Адам и Ева, были выгнаны из рая за яблоки»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

Так, после Арбеневых и Вышеславцевых, усадьба переходит в полноправное владение Чичериных – и остается в их фамилии вплоть до революции 17 года.

внешний вид Караула, появившийся при владении Чичеринх

РОДОВОЕ ИМЕНИЕ

«…это был рай земной…Мы были поражены открывшейся перед нами картиною. У подножия холма текла широкая река, которая вправо протекала кудрявыми лесами в виде правильного канала, а влево образовала несколько заливов, также окруженных густою зеленью. По сю сторону, вправо от реки, к окаймляющему берег лесу примыкали обширные луга, по которым текла речка Панда, впадающая в Ворону»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина — первый взгляд на Караул

Николай Васильевич Чичерин приобрел имение в 1837 году.

При этом их фамилия с давних времен обосновалась в Тамбовских землях. Прадед старшего Чичерина был местным воеводой, а позднее советником счетной палаты. У семьи был свой обжитый дом в городе, а после появилась необходимость и в загородной резиденции. Чтобы было куда уезжать в душное летнее время.

К августу сделка по покупке Караульского дома завершилась. В честь чего Чичерины устроили большой праздник для семьи и друзей.

«Родные и друзья были созваны к 13-му августа, дню рождения моей матери. Баратынский приехал уже за месяц вперед, со всяким материалом для иллюминации и фейерверка.

В самый же день праздника вся березовая аллея была освещена гирляндами из шкаликов; по роще и по липовым аллеям были развешаны разноцветные фонари; перед домом был пущен большой фейерверк с заключительным букетом из ракет. Пиршество продолжалось до глубокой ночи; вино лилось разливанным морем»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина
Гости и семья Чичериных у входа в усадьбу в конце XIX века

Так после отстройки и обустройства имения, Караул стал постоянной и самой любимой резиденцией Чичериных. Каждое лето, а иногда и осень сюда съезжалась не только вся семья, но и многие близкие друзья из соседних губерний.

Часто здесь бывали Баратынские, в частности известный поэт Евгений Иванович Баратынский. А его младший брат Сергей составил проект каретного двора усадьбы. Он и старший Чичерин всю жизнь оставались лучшими друзьями.

Семья Чичериных в Карауле: стоит Борис Николаевич — последний владелец Караула, сидит — Георгий Васильевич, будущий первый нарком иностранных дел РСФСР и СССР

В Карауле Чичерины отметили не одно памятное событие. Именно здесь родился и провел детские годы Георгий Васильевич, а Борис Николаевич воспринимал эти места не иначе как тихую родительскую обитель.

«В очаровательной природе и в деревенском раздолье, вдали от мелочных дрязг губернского города, среди мирных сельских занятий, при многочисленной семье, которая пользовалась широким довольством и доставляла только радости, жизнь была настоящим праздником. Почти всегда бывали гости, съезжались родные и соседи, близкие и дальние.

В 1852 году мои родители праздновали в Карауле свою серебряную свадьбу»

Дневник Бориса Николаевича Чичерина

ВОЗВЕДЕНИЕ УСАДЬБЫ

Караул, доставшийся от прошлых владельцев, был слишком мал для большой семьи Чичериных и вообще недостаточно обустроен.

Поэтому почти сразу после покупки Николай Васильевич взялся за строительство нового дома. За всем он следил лично, заказывал проект у нескольких архитекторов, чтобы создать на своей земле удобное и комфортное жилище – так сказать, на века.

«Постройка дома должна была завершить собою переустройство усадьбы, и к этому заранее готовились все нужные материалы. За несколько лет из Моршанска привезен был отборный сосновый лес, ибо отец не хотел строить каменного дома, опасаясь холода и сырости. Скуплены были старые дубовые избы для паркетов и рам»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

Строительство подошло к концу в 1849 году. Начатое московским архитектором Кривцовым оно завершилась руками архитектора и профессора Миллера, стараниями которого «за несколько месяцев обширное здание как бы выросло из земли».

В том же 49 году Борис Николаевич, будущий владелец усадьбы, с братом Василием как раз выпускались из университета. Летом они немедленно отправились в Караул – справлять новоселье. Их встретил уже готовый, полностью отстроенный дворянский ансамбль

усадьба Чичериных со стороны паркового фасада в конце XIX века

«…дом вышел удобный и красивый. Это не было случайно возникшее здание, которое расширялось и переделывалось по мере возникших надобностей. Все тут было заранее и задолго обдумано, рассчитано и приспособлено к потребностям большого, но живущего в довольстве семейства. Тут была общая мысль, были знания и вкус, а потому хозяева могли быть вполне довольны результатом. Лучшего поселения для помещичьей жизни, обставленной достаточными удобствами и даже (с) некоторой роскошью, нельзя было желать»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

В честь завершенной стройки снова съехались многочисленные родственники и друзья – Барытанский устроил фейерверки.

ВСЯ РОСКОШЬ КАРАУЛА

«В Караул мы обыкновенно приезжали к вечеру. И с какими чувствами мы к нему приближались! Уже вид находящейся в двадцати верстах безобразной Золотовской церкви заставлял нас трепетать от радостного ожидания.

…мы горели нетерпением увидать свой милый Караул»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

Своим видом дом напоминал скорее крепость, чем привычный дворянский особняк. Но при этом не терял своей элегантности и простоты – двухэтажное здание в стиле английского коттеджа. С парковым фасадом, оформленным башенками, перед ним на подклете балюстрада с вазонами, которая по правую и левую сторону спускалась в сад. Партер перед домом высаживался большим количеством цветочных клумб.

Парадный же фасад по центру завершался стрельчатой крышей, а посередине – балкончиком на небольшом выступе.

Сам дом был создан целиком из дерева, снаружи белоснежно оштукатуренного – создавалось впечатление, будто дом весь сделан из камня. А композиция усадьбы, представляющая собой врезанные по краям пятиугольные башенки, скорее напоминала настоящий средневековый замок.

Внутри Караул выглядел соответствующе – 38 комнат, богато обставленных.

КАРАУЛЬСКИЕ ИНТЕРЬЕРЫ

Главным украшением усадьбы служила богатая коллекция живописи, которую завел еще первый владелец из Чичериных, а продолжил уже его сын – Борис Николаевич.

В своем путешествии по Европе в 1864-1865 году Чичерин приобрел несколько достойных экземпляров европейских живописцев, которые впоследствии украшали дом в Карауле. По сохранившимся дореволюционным фотографиям, каждая комната усадьбы оформлялась полотнами и отечественных, и западных художников.

«Не сделавшись сам художником, я стал любителем и собирателем гравюр и картин, а это доставило мне много приятных минут в жизни. Жемчужников говаривал отцу, что у него в доме недостает двух хороших картин на стенах гостиной. Ныне в этой гостиной висит их двадцать, да и в других комнатах более сорока, большею частью старинных мастеров, некоторые первоклассных: Веласкес, Веронезе, Рибера, Ливенс, Ван-Гойен. Живя в деревенском уединении, я брожу по дому, любуясь этими произведениями и услаждаясь мыслью, что они служат новым украшением отцовского жилища.

Сколько отрады доставило мне и собирание гравюр первоклассных художников: Марк-Антония, Дюрера, Рембрандта, Берггема и других!»

Дневник Бориса Николаевича Чичерина

Но гордостью усадьбы были не только картины, но также собрания мейсенского фарфора, который достался в наследство жене Бориса Николаевича, и старинной мебелью, перевезенной из проданного Тамбовского дома. Комнаты обогревались каминами.

ФРУКТОВЫЕ САДЫ И АЛЛЕИ

«…вокруг дома цвело множество алых и белых роз, взлелеянных заботливою рукою сестры прежней хозяйки, которая была большая охотница до цветов»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина – первый взгляд на сад

Прошлые владельцы, еще до Чичериных, достаточно обустроили Караульский сад. Здесь были две главные аллеи – березовая, что вела к церкви, и въездная липовая.

Березовая разделяла между собой высаженные плодовые деревья – вишневые и яблоневые. А сбоку к ней примыкала обширная роща – из дубов, кленов, лип, берез, вязов и цветущего дикого шиповника.

Здесь было где-то развернуться, поэтому в последние годы своей жизни отец Бориса Николаевича пристрастился к разработке сада. Для этого из Пензы пригласили известного ученого-садовада Эрнста Магзига.

«Тут я понял, каков должен быть изящный изгиб дорожки, как следует располагать группы и массивы. Я увидел, что это — настоящее искусство, представляющее удивительно привлекательные стороны, и сам сильно пристрастился к этому делу. Гуляя и беседуя с Макзигом, нетрудно было заразиться этою страстью. Он был садовод из ряду вон выходящий, образованный, с знанием, вкусом и талантом«

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

Теперь в Караульской усадьбе появился регулярный парк, разбитый рядом с домом, и пейзажный, переходящий по склону реки.

Здесь появилось и множество других аллей – слиловая и дубовая, вязовая и каштановая. Во всем сохранялся общий замысел, не нарушающий природного покоя.

«Каждое дерево, каждый куст были посажены с мыслью и толком; все было обдумано и расположено со вкусом. Отец наслаждался им вполне»

Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина

КОНЕЦ ДВОРЯНСКОГО ГНЕЗДА

После смерти Николая Васильевича в 1860 году имение унаследовал его сын Борис. Однако в любимом им родительском доме он обосновался не сразу.

Только с выходом в отставку в 1869 году он окончательно поселился в Карауле, параллельно с этим работая в Тамбовском земстве. Этому периоду его жизни уделено большое внимание в созданных им «Воспоминаниях».

«Как ни печальны были обстоятельства, при которых я возвратился домой, мне было хорошо и тепло в своем гнезде. Все там напоминало отца, он там был близок и жив во всем, что он создал. <…> Если бы я даже жил в нем один или по крайней мере вдвоем, я и тут чувствовал бы себя счастливее, нежели где бы то ни было. Ты от Караула отвык, а для меня там сосредоточивается все, что я люблю больше всего на свете. Только там я дома, а всякое другое место для меня чужое»

Борис Николаевич в письме к своему брату Василию

В семейной усадьбе он продолжал работу над своими философскими и историческими трудами. Хозяйственными делами же занимался «более по обязанности, нежели по вкусу». Но при этом усадьба всегда содержалась в порядке и укладе, заложенном еще его отцом.

В Карауле подолгу гостили семья и друзья. Здесь же в 1872 году у младшего брата Василия родился сын Георгий — будущий первый нарком иностранных дел РСФСР и СССР. Часто приезжала младшая сестра Александра с мужем Эммануилом Нарышкиным — владельцы Рязанской Быковой Горы (о которой мы писали в одном из первых материалов).

Здесь же Борис Николаевич завершил свои обширные мемуары, составившие представления не только о жизни в Карауле, но и целой эпохе Российской империи. Правда в 1902 году, когда в усадьбе случился пожар, воспоминания едва ли не сгорели. Сам Чичерин получил сильные ожоги, но тетрадь спасли верные ему слуги.

Борис Николаевич скончался в 1904 году. Племянник Георгий от наследства отказался, поэтому Чичерин хотел организовать в усадьбе музей дворянского быта.

Но не случилось. Грянула революция.

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

После событий 17 года картины, библиотека и прочие ценности Караула сохранили и доставили в Тамбовский музей. Примечательно, что основал его родственник Чичериных – Эммануил Дмитриевич Нарышкин, муж младшей родной сестры Чичерина Александры. 

Георгий Васильевич Чичерин хоть и отказался от прямого наследства, но о состоянии усадьбы позаботился. Уже будучи в должности первого наркома иностранных дел, он распорядился взять Караул под особую охрану.

Также, исполняя последнюю волю своего дядя, Чичерин договорился об открытии в некоторых комнатах усадьбы музея дворянского быта.

Просуществовал он совсем недолго. Всего четыре года – с 1923 по 1927. После этого всю мебель, фарфор и оставшиеся картины вывезли из усадьбы, распределив по разным музея страны.

Усадьбу сняли с охраны. Караул окончательно утратил былую роскошь – дворянского гнезда здесь больше не было.

Позднее открылся детский дом, просуществовавший вплоть до 1992 года.

ПОЖАР И РЕСТАВРАЦИЯ

Усадьба не долго оставался покинутой. Всего спустя 4 года случился сильный пожар, полностью уничтоживший весь роскошный дворянский ансамбль.

В скором времени разруха настигла весь Караул – семейный некрополь у усадебной церкви быстро разграбили. Разрушили могильную плиту и разорили захоронения Чичерина и его семьи.

Ситуация не менялась вплоть до 2010 году, когда об усадьбе вспомнили. В рамках федеральной программы «Культура России» появился проект реставрации главного дома.

И казалось бы – это успех. Если бы на месте некогда роскошного деревянного оштукатуренного дома не появился бетонный новодел. Почти не имеющий никакого отношения к истории семейного гнезда Чичериных.

Реставрация уникального памятника деревянного зодчества в железобетонный коттедж, каких на территории России тысячи – вызвала настоящий скандал в СМИ. Даже иностранные коллеги из Национального фонда Великобритании совершенно не поняли такого выбора материала:

«Мы видели дом в усадьбе «Караул», он принадлежал дяде министра Чичерина. Он был деревянным, но сейчас перестраивается в железобетоне. Почему, зачем? Аутентичность здания исчезла. Ещё можно как-то понять, если бы он был воссоздан в дереве. Но зачем брать абсолютно чужеродный материал? Этого я так и не смог понять»

Государственные органы решили закрыть на это глаза, сославшись, что все делается «как надо, со всеми нормативами». Видимо, в эти нормативы забыли включить понятие «аутентичность».

В итоге реставрация так и не была завершена. Теперь на месте бывшего дома возвышается бетонный гигант, в котором нет простоты и изящества Караульской усадьбы.

Мы направили запрос в местный Департамент охраны памятников истории и культуры, чтобы выяснить – когда продолжится реставрация и вернется ли Караулу хотя бы прежняя внешняя обстановка (если внутренняя уже подкачала). Но на момент публикации ответа так и не получили.

Тем временем губернатор Тамбовской области надеется, что в ближайшее время дом приведут в порядок.

Ну а людям стоит, видимо, немного порадоваться: в отличии от большинства усадьб, Караул хотя бы как-то реставрируют. Вот только это «как-то» вызывает много вопросов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.