19.08.2022

РУССКАЯ УСАДЬБА: будущее — сегодня

Завершающий материал цикла «10 разрушенных дворянских усадьб»

«Благо стране, в которой есть много таких передаваемых от поколения к поколению центров! Они служат для нее источником устойчивых сил и рассадником людей. Это элемент, которого ничто не может заменить. Общество, в котором он утратил свое значение, теряет необходимое равновесие и предается на жертву смутам и колебаниям»

Борис Николаевич Чичерин. Мои Воспоминания

Пандемия коронавирусной инфекции длится уже два года. Это событие повлияло и до сих пор влияет на все сферы жизни – особенно пострадал туризм. В основном, конечно, зарубежный. А что же региональный? Наш среднестатистический гражданин еще весной 2020 года задумался – куда отправиться на майские, и что посмотреть здесь, на местах? Россия – большая страна, но многие ли открывали для себя что-то помимо Москвы и Петербурга, Крыма и Сочи?

Туристические возможности России не ограничиваются югом и столичными городами. За всю свою многовековую историю наша страна накапливала целые культурные пласты, разбросанные по всем уголкам Евразии – от Калининграда до Дальнего Востока.

Но о некоторых из них мало говорят. О каких-то и вовсе не знают, хотя они всегда находились и находятся буквально «под носом». В свое время именно эти «пласты» становились центром культурно-просветительского развития. Например, Ясная Поляна Толстых и Абрамцево мецената Саввы Мамонтова. Это русская усадьба – памятник истории: от Петровского времени и до наших дней.

По сведениям национального фонда «Возрождение русской усадьбы», на 2007 год в России насчитывалось более 7 тысяч усадебных комплексов. Сейчас эти владения, некогда принадлежавшие фамилиям из гербовника Российской империи, разрушены. Более две трети из них стоят в руинах.

Под носом и под сносом – такими мы знаем дворянские ансамбли сегодня. Ради правды стоит отметить: каждая разрушенная усадьба является охраняемым памятником истории и культуры. Но суть этой охраны – бюрократия, банальное внесение в реестр министерства культуры. За редким случаем – на руинах разместят табличку «памятник истории и культуры».

Такое уже случалось с «Быковой горой» Эммануила Нарышкина в Рязанской области. Обер-камергер императора Александра II, меценат и обладатель Ордена Андрея Первозванного, Нарышкин выстроил действительно уникальную усадьбу – сделанная целиком из дерева она отличается от архитектурных каменных памятников второй половины XIX века. В 2020 году поместье правнука Петра I справило юбилей — 145 лет. Но ни благородный чин бывшего владельца, ни его заслуги перед Отечеством, ни даже уникальность постройки – ничего из этого не защитило усадьбу от запустения и разрухи.

То же случилось и с Псковскими владениями графов Строгановых – «Волышево» и «Княжьими Горками». Владельцами этих мест были брат и сестра, Сергей и Мария Александровны. Строгановы известны своей благотворительностью – особенно в принадлежащих им имениях. В «Княжьих горках» Мария Александровна открыла и лично содержала церковно-приходскую школу для крестьянских детей. Она устраивала новогодние елки, в голодные годы выдавала из собственных запасов хлеб и не жалела милостыни для просящих.

В те годы дворянская усадьба не была обособленной постройкой. Она являлась центром крестьянской жизни. Нарышкин при «Быковой горе» выстроил целые сети заводов, больницу и школу – обеспечив работой своих крестьян. Строганова отреставрировала местную Ильинскую церковь (поставленную в честь победы над Наполеоном). Также построила ветряную мельницу, на которой мололось зерно не только личного хозяйства графини, но и жителей деревни.  

Путешественник Петр Семенов-Тянь-Шанский еще до отмены крепостного права так отзывался об Эммануиле Нарышкине: «Нарышкин представляет собой особый тип помещика, отечески заботившагося о благосостоянии своих крестьян». И как не влияла на то доктрина советского времени, эпоха дворянства и ее памятники отнюдь не являлись злокачественной опухолью рабства, требовавшей немедленного уничтожения.

Если продвигаться глубже по территории России, в Воронежскую (усадьба «Михайловское») или Самарскую область (усадьба «Усолье»), каждый турист или просто любопытный зритель столкнется с подавляющим количеством разрушенных русских усадьб. Они все еще остаются живой историей как отдельного края, так и целой страны.

Однако вместо центров туризма и музейных комплексов имения трансформируются в несанкционированные свалки для местных жителей. Зачастую сами горожане утаскивают с бывших усадьб гвозди и кирпичи – попусту не понимая, что за жалкие руины стоят неподалеку от их домов. И такая тенденция прослеживается не только у провинциальных, но и столичных усадьб.

Две тезки – «Отрада» в Ораниенбауме и «Отрада» в Семеновском районе Московской области – разделили не только имя, но и печальную судьбу. Первая когда-то принадлежала министру иностранных дел и сподвижнику Петра I, графу Гавриилу Головкину. Вторая – «Екатерининским орлам», графскому роду Орловых, которые возвели на престол Екатерину II. Но после революции, когда владельцы большинства усадьб спешно эмигрировали, брошены оказались обе «Отрады».

Советское время нельзя полностью винить в разрухе, что постигла русскую усадьбу сейчас: после 1917 имения национализировали, приспосабливая под нужды новой власти. «Быкова гора» сначала была пионерским лагерем, позднее санаторием для туберкулезных больных, а в «Княжьих горках» разместили центральную районную библиотеку. «Отрада» Ораниенбаума стала сельскохозяйственной школой, позднее ПТУ №38, а Орловская «Отрада» – московской школой НКВД, после – летней дачей детского сада и зимним пионерским лагерем.

Во многом у бывших поместий сохранялся архитектурный облик, несмотря на то, что выбивались новые окна и двери, осуществлялась внутренняя перепланировка и увозились все ценности. Для простого обывателя это место больше не было связано с дворянской фамилией, однако русская усадьба жила.

Но с наступлением перестройки и последующего развала страны, прежние учреждения в имениях были закрыты. То была отправная точка будущих разрухи и запустения. За годы советской пропаганды, когда царский период либо очернялся, либо вовсе игнорировался отечественной историей, ценность русской усадьбы нивелировалась.

Поэтому то сегодняшнее бедственное положение усадьб – это результат не только культурного застоя 90-х и нулевых, но и трагедии революционного времени. Даже сейчас, человек XXI века просто не задумывается, что когда-то были такие поместья, о которых писал Тургенев в своем «Дворянском гнезде». А наш турист предпочитает поездку куда-то туда, за железный занавес – он попусту не знает, что посмотреть у себя на родине.

Но мы живем в такое время, когда есть возможность изменить ситуацию. С чего начать? Говорить о судьбе русской усадьбы, говорить тем, кто живет в ее близи. Говорить тем, кто может и хочет приехать. Восстанавливать из руин историю быта и культуры, людей и страны. Возвращать на места увезенные или украденные когда-то художественные ценности, возвращая нашу память и преемственность поколений через века.

И положительная динамика есть – усадьба «Марьино» уже известных нам графов Строгановых (позднее князей Голициных) в Тосненском районе Ленинградской области. Восстановление имения почти с нуля положило начало целому празднику – официальному Дню русской усадьбы 19 мая.

Так «Марьино», наряду с «Тарханами» Лермонтова и «Ясной поляной» Толстых, постепенно становится историко-культурным туристическим комплексом. Сюда приезжают не только жители Петербурга и Ленобласти, но и туристы из других городов.

Поэтому таких мест должно быть больше – чтобы у нашего среднестатистического гражданина было не только желание, но и возможность отдохнуть в своей стране. Наслаждаться памятниками архитектуры своей страны. Узнавать свою историю. Есть – «Золотое кольцо России». Нужен – «Дворянский маршрут России».

Возможно, в том был и есть плюс пандемии – вспомнить о ценностях. Культурных и духовных. Выехать за город и узнать историю мест, где мы живем. Задуматься, что памятники архитектуры не ограничиваются Эрмитажем и Храмом Василия Блаженного, а наша страна – это не только несколько дат, разбросанных по календарю.

Русская усадьба – это более чем трехсотлетняя история, история становления нашей страны как сильного, централизованного государства со своей историей, культурой и традициями. Мы должны сохранить эту историю не только для себя, но и для потомков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.