08.08.2022

Как пережить выступление на сцене?

Фойе «Концертного зала» было переполнено людьми. В узком помещении на входе, где гардеробная, толпились гости с букетами и пакетами в руках. Некоторые дети плакали, потому что скопление людей пугало. Пожилые женщины, что работали в «ДК», метались из стороны в сторону. Каждый зритель толкался в очереди, чтобы успеть повесить куртки раньше других, и занять места поближе к сцене.

Представление скоро начинается

Сцена завораживала и пугала одновременно. Серые занавесы и задник скрывали танцоров, которые ждали свой выход. Наверху сложная конструкция — софиты, на которую крепятся осветительные приборы. Прожектора настроили под первое выступление: нежно-голубой цвет осветил пространство, а белое пятнышко, в форме спирали, направили на середину.

Освещение подобрали неслучайно: юбка с воланами пестрила синими, голубыми и белыми вставками. Верхняя часть переливалась, поскольку состояла из страз и камешек.

Зрители ждали начала концерта.

«Ну не всем я здесь сдалась. Гости хотят, чтобы шоу быстрее началось и их дети выступили на сцене», — я сидела на холодном полу за кулисами. Детали костюма мешали. На плечи накинула легкий платок голубого цвета. Частенько руки тянулись поправить заколки, которыми закрепила косички и передние пряди распущенных волос. Нервы давали о себе знать.

— Не забудь снять чешки, — за плотным серым занавесом пряталась не одна я. Здесь стояли маленькие дети и хореограф. Девочки от десяти до двенадцати лет не волновались или делали вид, что это их не заботит: играли в ладушки и показывали друг другу украшения. — И давай, соберись. Ну что это за настрой, выходить с негативными эмоциями нельзя. Справишься.

В зале сидела мама и подруга, которые уже вооружились телефонами, чтобы снимать. На коленях у мамочки букет роз, который купили специально для окончания номера. Только этого я ещё не знала, потому что сюрприз.

Третий звонок.

Концерт начинается

Хореограф ещё раз улыбнулась и показала кулачки в знак, что я сильная. Она проверила микрофон, после чего прошла к середине сцены, чтобы открыть концерт приятными словами и благодарностями.

«Пути назад нет», — знаю, что через две минуты заиграет песня, поэтому встала и сняла обувь. Выступления с восточными танцами подразумевали босоногость. Часто это приносило дискомфорт и травмы, но таковы правила.

Я посчитала до десяти, сделала вдох и выдох, улыбнулась и раскрыла платок. Из-за напряжения ладони вспотели и к ним прилипла легкая шелковая ткань.

— … Поприветствуем громкими аплодисментами, — торжественная музыка закончилась. На смену заиграло вступление моей песни.

«Три поворота, три четких поворота до центра», — звучало в голове. Нервно сглатываю слюну. Улыбка.

Поворот

Первые тридцать секунд прошли отлично: у меня получилось распределить расстояние от начала сцены и до середины. Правильно подкинула платок и повернулась в нужный удар барабанов.

«Поворот. Вращение платка вокруг головы», — нельзя постоянно думать. Это сбивает с настроя. Я сделала первое вращение, но второе не поддалось. Вместо этого платок закрутился вокруг головы и создал завесу. Хотела быстро распутаться и продолжить, как будто ничего не было — так учили. Вместо этого потеряла контроль над собой и своими действиями.

На секунду замерла. Платок повис узлом на шеи. Я не видела зрителей из-за сильного света от прожекторов. Слезы подступили к глазам.

Убежала.

За кулисами стоял хореограф, который не дал спуститься в гримерную.

— Неполадки с костюмом, — объявила она по микрофону. — Закончим этот номер через один. На сцене коллектив наших средних малышек, встречайте.

Я плакала. Не думала о макияже, что делала два часа. Сорвалась на горькие слёзы.

— Не выйду больше, нет, — бросила платок на пол. Страшный сон — опозориться на сцене.

Хореограф обнял.

— Дорогая, посмотри на меня, — дотронулась моего подбородка. Заплаканные красные глаза смотрели на нее. — Успокаиваешься, берёшь себя в руки и забываешь, что было две минуты назад. Танцуешь заново. Соберись.

Хореограф крепко сжала в объятиях. Я ещё раз пять всхлипнула и сказала, что не хочу, но никто не слушал.

Девочки из средней группы закончили танец, поклонились и прошли за кулисы. Они так радовались, перешептывались.

— Ты справишься, — девочка в розовом костюме, с накладными прядями такого же цвета, показала большой палец. — Ты лучшая.

Хореограф прошептал на ухо: «Если не сейчас, то когда?».

— Дамы и господа, извините за заминку, возвращаемся к прошлому номеру.

Сделала наклоны вперёд-назад из-за больной спины, подняла платок, что бросила под ноги, и встала на начальную позицию.

Музыка заиграла

О танце думать не хотелось. Каждая мысль мешала сконцентрироваться на движениях.

«Отключу разум. Нет сцены, зрителей. Есть я и музыка» , — те движения, что в первый раз не получились пройдены. В животе летали бабочки.

Часть с платком подошла к концу, поэтому я сделала поворот и отбросила шелк в сторону. На последних сорока секундах танец состоял из взмахов волосами и поворотами. Заколки падали. Я наступала на них, поэтому они впиявливались в пятки.

Заключительный взмах волосами и в этот же момент поворот. Поза. Танец подошел к концу.

Зрители встали со своих мест и аплодировали. Свет по-прежнему мешал разглядеть гостей.

Подбежала к платку, не поворачивалась к людям спиной. Заколки нашла только две: первая валялась в правом углу сцены, а другая посередине. Ко мне поднялась мама с букетов. Обняла, поцеловала в щеку и подарила цветы.

— Молодец, родная.

Счастье переполняло. Положительные эмоции наполняли тело как будто это пустой сосуд.

Уже было неважно, что произошло до этого. Главное быть в моменте счастья.

Неудачи с платком, порезы от заколок с камешками. Ничего страшного.

Ценить моменты радости, не зацикливаться на неудачах.

Счастье — быть в моменте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.