30.11.2022

«Не просто случившаяся история», — Сергей Щербаков о выставке «Дача»

В галерее «ZERNO» проходит персональная выставка фотохудожника Сергея Щербакова «Дача».

Проект «Дача» — это мир, искомый городским жителем. Здесь и самодельные вещи, и мрачная северная погода, и карнавальность персонажей, и сугубо бытовые фотографии. На открытии выставки присутствовал сам автор вместе с куратором Мариной Пассет. Каждый из присутствующих мог задавать вопросы, на которые Сергей с удовольствием ответил.

— Расскажите о проекте

— Над этим проектом я работал больше 10 лет и это не вчера случившаяся история, а история глубоко прожитая. Проект «Дача» для меня содержит в себе несколько внутренних линий. С одной стороны, это документальный проект, который близко изображает быт, что происходило, что есть. Картины создают момент присутствия. Неожиданно, когда ты приглядываешься к чему-то, обнаруживаешь это немного необычным. Вещи содержат в себе что-то ещё, помимо основного применения. Грань между реальностью и не реальностью для меня является второй линией. А с третьей стороны — это повествование, попытка приблизиться к документации некоторых мечтаний, личного опыта, показать, как бы все могло бы быть.  Что-то из этого происходило в моём детстве, а чего-то не было, но очень хотелось. По сути, этот проект именно об этом.

—  Почему «Дача»? Откуда название?

— Почему дача? Над этим названием постоянно шло размышление. Какое название выбрать? Из вариантов было «В погоне за белым кроликом», «Кроличья нора», в результате остановились на названии «Дача», потому что, по сути, фото были сделаны на моей собственной даче. Для меня это не простое садоводство, не деревня, а определённое пространство для отдыха и творчества.

— С чего вы начала фотографировать и как зародилась идея выставки?

— Начал фотографировать я ещё в детстве, когда появилась камера. Снимал всё подряд. Сначала я думал, что люди портят пейзаж, потом наоборот, что пейзаж людей, но потом понял, что это всё можно сочетать.

— В чём образность мира, который представлен на этой выставке?

— Мне кажется, образность этого проекта состоит в том, когда ты вдруг начинаешь замечать в чём-то обыденном что-то абсолютно необыкновенное. И это случается с нами каждый день, мы просто этого не замечаем. Безусловно, это можно назвать ещё одной линией.

Картина в центре — «Устройство для хранения информации»

— Почему ваши работы выполнены не в цвете, а в чёрно-белом формате?

Почему чб? Ну потому, что по большому счёту, хотелось уйти от чего-то сложного. Понятно, что чб — это какое-то упрощение. Чб придаёт художественности, мы, как минимум, уходим от простой реальности. Момент простоты присутствует неизбежно. Когда вы делаете большой проект, вы понимаете, что он может достаточно сильно растянуться во времени, потому что было сразу понятно, что он может продолжаться определённое количество лет, и было удобнее выбрать технологию, которая позволит это всё соединить. Есть ещё кое-что, на самом деле — это дешевле. При всём, при этом, я боюсь, что в этом проекте есть цветные модули, но пока они не вошли полноправно. И ещё момент – чёрно-белая фотография помогает закончить цикл. Если бы у меня была возможность печать в цвете – я бы печатал, но сейчас нет таких ресурсов.

Марина Пассет: Мне кажется, что работа с цветом не является реальностью. Вот небо, оно должно быть синим, солнце жёлтым, трава зелёная — этого вообще никто не сказал. При создании художественного образа трава может быть красной, небо зелёным. Это именно так, как чувствует художник. И когда мы переходим в чёрно-белый вариант, это просто другой язык, на котором мы говорим. На этом языке Сергею было легче и удобнее объясняться.

— На многих фотографиях есть сюжет с масками различных животных. Что за ним стоит?

Вопрос интересный, он как бы, с одной стороны очевидный, потому что, понятно, что в каждом из нас есть спрессованный культ всяких существ. Но с другой стороны, изначально не было кролика, были другие маски. Вообще, всё началось с масок. Мы неожиданно нашли их на даче, попросили детей надеть, и начали снимать. По сути, маски — это атрибуты игры, в которые некие персонажи вживаются и с головой проваливаются в иной мир. В этом заложен элемент игры, возможность быть не совсем собой, возможность выхода за рамки собственной личности. Маски постоянно с нами. С ними возникает определённый образ. В этот момент происходит наслоение двух реальностей — той, что была и той, что возникла. И тут появляется третья реальность, некое новое существо.

— Многие фотографии «ночные». Они, действительно, были сняты ночью или искусственно создано?

— Все темные фотографии были сняты, действительно, ночью. Специально фотографии я не затемнял.

— Как работать с постановочными кадрами?

— Бывают несколько видов постановочных кадров. Во-первых, когда вы прямо выстраиваете изображение, а во-вторых, когда вы как-бы создаёте просто некие условия и пространства, в котором потом, вы условно делаете кадр.  Вообще, если вас заметили — это уже постановочная фотография.

— Какую роль играет музыкальное сопровождение выставки? Это те звуки, которые вы слышали, когда снимали?

Тут, конечно, собраны не все звуки, которые я слышал, потому что, как минимум, они записаны буквально в течении последнего месяца. Я просто предложил Альберту Расюлису, композитору, написать нам музыку для этой выставки. Он посмотрел картинки и с радостью согласился помочь. Он специально ездил и записывал звуки, позже, соединил реальные с нереальными.

— С этими звуками вышло немного мрачновато, так и было задумано?

— Мне, на самом деле, не кажется это мрачноватым. По-моему, музыка отлично передает атмосферу, например, того же тёмного леса ночью, когда кроме вас никого нет и вы идёте по тёмной тропе. Возможно, присутствует какая-то тревожность, но это точно не страх.

— Вы говорили, что выставка создавалась около 12 лет, есть ли какие-то фотографии, которые создавались в период изоляции, и повлияла ли в целом изоляция на вас?

— Конкретно в этой выставке нет ни одной картинки, сделанной в период изоляции. Даже если бы были, они выглядели как все остальные. Изоляция — прекрасное время. Все уехали на дачу, появилось много времени свободно творить. Образы выставки не вызваны состоянием изолированности. Если подумать глубже, дача же в принципе территория изолированности.

— Собираетесь ли вы делать ещё одну выставку ближайшие 10 лет? Если да, то в каком стиле вы хотели себя попробовать, возможно в цветной съёмке?

— В другом стиле точно собираюсь попробовать. Никогда нельзя быть уверенным до конца. Конечно, хочется попробовать и цветное, хочется надеяться, что получится снимать по-другому. Эта выставка далась очень сложно. Она занимала много сил, энергии, поэтому хочется, с одной стороны, освободиться, я бы сказал дистанцироваться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *