08.08.2022

Обожжённые жестокостью: дети — жертвы домашнего насилия

Автор: Валерия Мальцева

Насилие сродни пожару

«Насилие не может изменить мир, а если и меняет, то только временно», — сказал Мартин Скорсезе в одном интервью. Более правдивой, ёмкой и горькой фразы о проблеме, что сводится на “нет” по меньшей мере 500 лет гуманизма, трудно вспомнить. Взаимопонимание в семье, чувство безопасности, доверие, любовь, уважение, тёплые отношения родителя и ребёнка, похвала и гордость за успехи дочери или сына, почему же подобное меркнет перед таким феноменом общества, как домашнее насилие? Страшно что-ли…

Что сейчас, что 500 лет назад, не услышишь слов “насилие над ребёнком”, но зато каждый, кому не лень скажет: “мера воспитания”. Как бы ни оправдывали и ни искажали это явление, жестокость присутствует, и она сродни огню, которому хватает одной искры, чтобы сжечь мосты доверия между людьми. А если такой огонь разгорается между родителем и ребёнком, то уничтожает не только мосты доверия, но и взаимоотношения в семье. Медленно, но верно уничтожается всё. Сегодня пламя насилия разгорается, как леса в Сибири. Не тушится, игнорируется, кажется последней проблемой в списке проблем. Но почему же тогда дым последствий уже не даёт дышать с привычной лёгкостью?

Фото: ria.ru

Внимание не к тем

В Финляндии популярен рассказ о мальчике, Роберте Рантале, которого органы опеки забрали у родных родителей. Мальчик оказался в приюте после шлепка мамы. Соцработники передали в суд дело о лишении родительских прав россиянки Инги и финна Вели-Пекка Рантала. При этом, на фоне события в Финляндии, незамеченным остался Никита Чемезов из Иркутска. Двухлетнего ребенка доставили в больницу с многочисленными гематомами и сигаретными ожогами, из-за которых впоследствии мальчик скончался. Общественная реакция на этот случай- только обсуждения в интернете в течение нескольких дней. И точка! В то время, как о финском мальчике из благополучной семьи СМИ и люди переживают гораздо сильнее.

Жертвы не равно убийцы

Отличающиеся друг от друга страны, менталитеты и видения на одну и ту же проблему. Громкой и диссонансной новостью стало дело о сёстрах Хачатурян, которые после 10 лет тирании со стороны отца, сексуального насилия и угроз расправой за непослушание, убили Михаила Хачатуряна в качестве самообороны. Девушек не считают жертвами, хотя доказательства и факты говорят об обратном. Крестина, Ангелина и Мария, по словам суда, диванных экспертов, родственников и соседей вовсе не жертвы домашнего насилия, а жестокие убийцы, что очернили имя отца. Звучит словно абсурдный анекдот, который вызывает слёзы, но вовсе не из-за смеха, а скорее из-за бессилия и несправедливости. Насилие в семье — молчаливый убийца. Единственный способ остановить которого, открыто и смело заявить об этом, и дать голосу быть услышанным. Сестёр Хачатурян не услышали, хотя крик прозвучал оглушительно, словно пожарная сирена, что застряла на красном сигнале светофора.

Сестры Хачатурян / Евгения Новоженина / РИА Новости

Кошки-мышки по-взрослому

Неуслышанными оказались запертые дети в период с марта по июль 2020 года, когда коронавирус надел на людей маски, массово заставил скупить гречу с туалетной бумагой и разогнал всех по домам. В это же время выросло число случаев домашнего насилия родителя над ребёнком. Напоминает игру в кошки-мышки, когда держишь хрупкого грызуна в коробке метр на метр, в которой по углам стоят заряженные мышеловки. Дети не покидают стен дома и сталкиваются с агрессорами один на один. Даже на улицу не выбежишь, чтобы попросить помощи соседей, спастись и выжить.

Ни о какой помощи и речи не идёт, что до карантина, что во время него, да и после мало что изменилось. Разве что на портале Госуслуг запустили раздел по профилактике домашнего насилия. Действенный способ, ничего не скажу. А будет ли важно злой матери с шнуром ноутбука в руке или разъярённому отцу, с кулаками больше головы ребёнка, почитать, что нельзя бить людей и не вымещать гнев и агрессию на детях, что оказались в одной ловушке с родителями-тиранами?

1 из 10 000

С этой новостью удачно контрастирует сообщение о спасении мальчика официанткой. В Орландо девушка, которая обслуживала стол семейной пары с ребёнком, заметила, что мальчик ничего не ест, а на теле маленького гостя — синяки и царапины, которые прикрыты одеждой. Официант тайком удостоверилась, нужна ли ребёнку помощь и вызвала полицию. Родителей задержали. Ситуация разрешилась, пожар конфликта потушили и помогли тому, кто не способен в силу возраста помочь себе сам. Только такая удача случается пусть 1 раз из 10000 происходящих в эту минуту. 

Цепи ненависти

Так в Петербурге в прошлом году полиция арестовала женщину, которая избивала и держала на цепи двух своих детей. И здесь уже не было бдительного человека, помочь некому. Детей 7 и 9 лет мать избивала руками, деревянной палкой, вовсе не кормила и держала на привязи в коридоре квартиры. О каком взаимопонимании идёт речь, если родитель не то что не любит и не заботится о детях, а сам становится агрессором и насильником? Даже в подобных наглядных примерах люди обвиняют пострадавших ребят в непослушании. И если мать так сделала, значит наказания оправданные и правильные? А о детях кто подумает? 

Жизнь не стоит ничего

Конечно подумал. Подумала и продала за 25 тысяч рублей, как жительница Красноярска. Женщина сразу после рождения ребёнка отдала сына бездетной паре за деньги. Получился своеобразный, но слишком неравный обмен. Мать не раскаивалась даже после того, как ситуация стала известна правоохранителям. Деньги ведь пошли на благое дело. Горе-мать купила одежду и сладости старшим детям. Не понимаю, как можно экономически оценить жизнь человека, а уж тем более в 25 тысяч рублей. Если уже родители используют тактику “купи-продай”, дойдёт до того, что откатимся на 150 лет назад и возобновим массовую торговлю людьми. Напрашивается вопрос: как, даже в таких ситуациях, люди продолжают оправдывать родителей и винить в случившемся «непослушных» детей? 

При этом пожар насилия и конфликта разгорается только сильнее. Дыма, гари и груду пепла видеть не хотят, поэтому стараются игнорировать, ведь “хата с краю”. А разве присутствует уверенность в том, что завтра языки этого пожара не коснутся непричастных? Сегодня люди игнорируют существование домашнего насилия, считают этот феномен преувеличенным и спорным до такой степени, что не умеют разграничивать насилие и строгое воспитание. Тема не поднимается громко и публично, но в каждой пятой семье дети сталкиваются с насилием, а в каждой десятой ребёнок погибает по вине родителя или родственника. 

Убийство без огласки

Так, в Липецкой области мать, будучи пьяной избила и выбросила с балкона третьего этажа трехлетнюю дочь. Неужели это недостаточно серьёзная и показательная ситуация, чтобы всерьёз заговорить о домашнем насилии? Девочка пыталась вставить DVD-диски в проигрыватель, который затем сломала. Мать разозлилась и избила ребёнка. Новость получила общественный резонанс среди соседей жилого дома, в котором произошёл инцидент. Дальше 60 квартир и заметки в местной газете это не выносилось. Хочется узнать причину, почему молчание, когда под боком так ярко и бушуя разгорался пожар жесткости и насилия? Ответа дать не могут. Это потому, что не захотели шума? Побоялись общественного мнения в городе? Или специально замяли? Ответа на вопросы нет. Но зато есть случай, с которым довелось столкнуться лично и убедиться в том, как неумение разграничивать воспитание кнутом и пряником и обыкновенное насилие, отражается на ребёнке. 

Кнутом и пряником

Переписывалась с давним другом. Зашла речь о родителях, 11 классе, общем репетиторе по русскому и сдаче ЕГЭ. Парень рассказал о том, что золотая медаль, которую получил по окончании школы — это замашки родителей, что хотели видеть сына лидером и отличником. Егор вспомнил, как за единственную тройку по контрольной, мать пришла в бешенство. Не помня себя от гнева, женщина избила парня до крови, рассекла губу и оторвала карман на пиджаке. После этой выходки ещё две недели болели плечи и спина, жаловался Егор. Меня это повергло в шок: как тройка стала причиной жестокости и насилия? Что мотивирует человека избить другого до крови и синяков? На что последовал ответ, что это воспитание такое, поощрениями и наказаниями. Но чаще, конечно, только наказаниями. За каждую оплошность — удар или оскорбление. Эта и другие многочисленные истории не получила общественной огласки, потому что кажется, будто случай частный и таких Егоров по пальцам пересчитать. Но это вовсе не так.

Трудно смириться с тем, что проблему домашнего насилия обесценивают, а примеры, которые убедили бы людей в обратном, элементарно не оглашают в СМИ. Если не решать проблему, то пожар жестокости сожжёт дотла адекватные семейные взаимоотношения между родителями и детьми. Какие бы аргументы не приводились в защиту такого поведения, нельзя допускать рукоприкладства. Нельзя травмировать ребёнка физически и морально, чтобы потом, по прошествии лет, не задаваться вопросом, а почему сын или дочь не любят меня? 

Защита законом

Закончила разговор с Егором, выключила ноутбук, захотела прогуляться до магазина за шоколадкой. Уже на улице заметила семью: маму, папу и сына. Отец с мальчиком спорят. Глава семейства даёт ребёнку неслабый подзатыльник, чтобы тот не продолжал словесную перепалку. Мать никак не реагирует и молча идёт рядом. Если даже на улице замечаешь отблеск рукоприкладства со стороны одних и безразличие других, то почему люди не видят огромнейшего пожара жестокости за собственными спинами? Хотела подойти к ребёнку, но пока решалась, семья скрылась за поворотом. Если бы в России, как в Финляндии, с такой же силой действовала Ювенальная юстиция, которая защищает права несовершеннолетних на законодательном уровне, то растерянность бы прошла, а знание законов позволило бы привлечь жестоких родителей к наказанию. Как только подобное начнет регулироваться законом, люди будут с опасением и ответственностью подходить к каждому действию в сторону детей. Ведь насилием ничего не решить. Пусть этот, казалось бы несерьёзный язычок пламени, потухнет и не перерастёт в нечто большее…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.