30.11.2022

Кручу, верчу, раздробить хочу

Продолжаем наше путешествие по истории «Метаморфозы Руси». Сегодня часть 6. Объектом наших обсуждений станет, в первую очередь, Владимир Мономах. Фигура победителя, появившаяся из усобиц. Про его восхождение на Киевский престол писали много и с разными интонациями. Но во имя сохранения более-менее линейного повествования стоит повториться.

Владимир Мономах

16 апреля 1113 года князь Святополк умер, и после небольшого оплакивания киевляне устроили совет, на котором решили позвать на престол Владимира. Вспоминая правила престолонаследования, вы наверняка захотите воспротивиться такому желанию горожан — ведь Владимир не является старшим в роду после почившего князя. Но киевлян мало заботят какие-то там нормы. Они в “столице” живут, что вы им сделаете! Мономах же, аки строптивая девица, на княжение с первого раза не согласился. Тогда киевляне “разграбили  двор Путяты тысяцкого, напали на евреев, разграбили их имущество” и вновь послали за Владимиром. Пришлось ему соглашаться. Стоит поучиться у киевлян искусству убеждения.

[остальные князья это запомнят]

Знаменит Мономах двумя работами: “Уставом Владимира Мономаха” и “Поучением Владимира”. Ещё и тем, как рассадил своих сыновей по городам, чтобы те управляли ими. 

Тут стоит обмолвиться и сказать о том, какой важный для дальнейшей истории процесс происходил на заднем фоне этого семейного сит-кома. Постепенно Киев стал терять политическое значение. Новгородская и Ростово-Суздальская (или Владимиро-Суздальская) земли же наоборот — приобретали статус всё более влиятельных. Из этого позднее и вылезет раздробленность. И Москва.

Почему они вдруг стали значимыми? Новгородские земли, например, оказались большими и богатыми: и мех, и древесина, и зерно там было. Не стоит забывать и про независимость людей, проживавших в этих местах — в 1136 году новгородцы выгнали князя и стали сами выбирать, кому ими править. Хотя трудно назвать это правлением, ведь в Новгороде главными являются вече и силовая демократия. Противоположностью этих земель являются Ростово-Суздальские. Тут везде были болота, леса и другие чудеса природы, от которых хотелось плакать. Однако люди с юга всё равно переезжали сюда. Зачем? Чтобы быть подальше от набегов. И если в Новгороде власть была у вече, то в Владимиро-Суздальских землях зародилась традиция самовластия. Но к раздробленности мы ещё вернёмся.

Сейчас же давайте поговорим про Мстислава. Кто это, спросите вы? Сын Мономаха. Почему мы перешли сразу к нему? Потому, что во времена правления Владимира ничего значимого, кроме того, что он был, по словам Карамзина, Платонова и Бестужева-Рюмина, хорошим и любимым жителями, не произошло. Ну, разве что, он пару раз наказывал непокорных князей, в частности, Глеба Минского, на которого устроил поход. Глеб бегал и жёг города, но Владимир остановил его строгим взглядом и парой слов, на чём этот конфликт и помер.

А теперь Мстислав. Отчего же нам так важно остановиться именно на этом сыне Мономаха? Он был последним киевским князем, что пытался сохранить хоть какое-то единство земель. После него началась такая чехарда на престоле, такой хаос на картах, что и переходить к этому страшно. Но весело. Ведь там и Орда не за горами, и Юрий Долгорукий, и его прекрасный внук… впрочем, об этом позднее.

Мстислав получил прозвище Великий и отметился тем, что “загнал половцев на только за Дон, но и за Волгу”, то есть настолько далеко, что тем было проще грабить кого-то другого, чем добираться ради этого до киевских земель. Ещё при его жизни некоторые князья-братья стали ссориться из-за великокняжеского престола, и Мстислав пытался усмирить неспокойных переговорами и съездами, да вот только когда слова работали на тех, кто задумал что-то? Один из князей даже ходил за войском в Венгрию. Правда, успехом сия затея не увенчалась. Ну и напоследок Мстислав Великий сходил на Литву повоевать, правда по возвращению оттуда в 1132 году умер.

К слову о правлении Мстислава. Пусть он и остальные много воевали в то время, простой люд жил не очень весело. Как пишет Карамзин в небольшом отрывке: “Народ питался (в 1128 году) лошадиным мясом, липовым листом, березовую корою, мхом и гнилью. Изнурённые голодом люди скитались как привидения”.

И вот мы дошли до даты, которую часто называют началом раздробленности Руси. Суть заключается в том, что в результате развития промыслов стали появляться региональные центры, из которых в итоге образовалось около 15 важных княжеств. Помимо уже названных земель и Киевского княжества, стоит упомянуть Галицко-Волынское.

Киев всё ещё оставался богатым городом, окружённым плодородными землями, и защищённым от половцев системой крепостей на юге. Святослав Всеволодович (потомок Олега, про которого, как мне кажется, вы уже забыли, что, впрочем, не порицается, ведь имя это писалось так давно) на короткий промежуток времени старался удержать земли в своих руках и реализовать потенциал киевских земель. Но как-то не получилось. Да и Киев слишком часто то захватывали, то грабили, то вовсе жгли. Кто? Приятели с Владимиро-Суздальских земель. Например, Андрей Боголюбский. И это не единственный князь оттуда, чьё имя вы наверняка знаете: ещё Юрий Долгорукий и Всеволод Большое Гнездо.

Писать про этот период адекватно трудно. Я не шутила, когда говорила про хаос. Князей так много, и они так часто сталкиваются друг с другом, что в какой-то момент начинаешь путаться. Поэтому позвольте мне тут остановится, перевести дух и собраться с мыслями до следующей части “Метаморфоз Руси”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *