01.12.2022

«Творчество — главное удовольствие»: Интервью с тату-мастером

Наш герой – Александр, петербургский татуировщик-самоучка, работающий на дому. Мы обсудили с ним специфику его работы, творческий путь и планы.

Эскиз татуировки сделанный Александром

— Сколько лет ты занимаешься татуировкой?

— Татуировкой я занимаюсь порядка двух с половиной лет. В самой культуре около десяти. 

— Как ты попал в эту культурную среду?

— Где-то лет в 18 я решил попробовать, что это вообще такое. И сделал себе первую татуировку. Она оказалась достаточно неудачной. В скором времени я сделал вторую. Позже пришлось делать третью,  пытаясь перекрыть предыдущую, которая мне совершенно не подходила. Такой опыт заставил меня переосмыслить подход, и я понял, что надо делать все по-другому. Я решил пойти не к первому попавшемуся человеку, а найти мастера, который мне интересен, который мне подойдет. Пообщавшись со многими людьми, я нашел такого татуировщика. Я начал с ним общаться. Мы с ним быстро сошлись. Пока он делал мне татуировки, я расспрашивал его о самом процессе. Так постепенно я узнавал об этом, можно сказать, учился. Позже этот мастер познакомил меня со своими друзьями, тоже занимавшимися татуировкой. Тогда я понял, что хочу попробовать себя в этом деле.

— То есть, изначально ты не предполагал, что будешь сам заниматься татуировкой?

— Да, конечно. Тут нужен человек, который вовлечет тебя в процесс.

— Как сейчас обстоит дело с культурой татуировки?

— Татуировка появилась в нашем городе году в 2000, тогда это только зарождалось. Именно не кустарная, тюремная, а современная, профессиональная. В целом, в России это культура новая. Например, американская, японская татуировка — это уже что-то весомое, развитое. Имеет свои особенные сюжеты.

— Японская татуировка — это ведь вообще тысячелетняя культура.

— Да. А в России нет нашей татуировки. Только тюремная. Но она утеряла свою значимость, символичность. Даже в кругах заключенных. Иногда такого рода рисунки использую на футболках, но это скорее ирония, не серьезно. Вообще, этому виду татуировки сложно развиваться, потому что она слишком тесно связана с криминальным миром. Хотя в Европе наша тюремная татуировка имеет некую популярность, но это не совсем та татуировка. Это некая стилизация, осовременивание и смешение с другими элементами. Они используют черные краски, мрачные сюжеты, часто рисуются колючие проволоки и тому подобное.

— Есть ли у тебя художественное образование?

— Нет, я самоучка, рисую с детства. Мне всегда казалось, что в этом нет ничего сложного. И я замечал, что другим нравится то, что я делаю.  Академического рисунка я не изучал, мне изображение интересно, скорее, как дизайн. Как я начал заниматься татуировкой, рисовать стал намного больше. Все же татуировка — это в первую очередь иллюстрация, а потом уже нанесение. Почти все татуировки, за редким исключением, я делаю  по собственным эскизам.

— Как ты думаешь, важно ли художественное образование для татуировщика? В твоем кругу у многих оно есть?

— Конечно, куда проще рисовать, если у тебя есть образование. Проще определиться с тем, что тебе нравится.  Тот самый мастер, который познакомил меня с татуировкой — имел дизайнерское образование. Были у меня и друзья, которые выпустились из какого-то ПТУ по направлению изобразительного искусства, занимаются татуировкой уже около пятнадцати лет, и до сих пор не научились делать нормальные эскизы. Так что бывают разные случаи.

Эскиз татуировки сделанный Александром
Татуировка по эскизу

— Две самых распространенных техники нанесения татуировок — это хэндпоук и машинкой. Какую технику предпочитаешь ты?

— Я занимаюсь электрической татуировкой. Во-первых, потому что мои работы больше приближены к традиционной американской татуировке. Не всегда так, конечно, но в целом, принцип рисунка построен на контуре и плотном закрасе одного цвета. И лучше всего такие рисунки делаются электрической машинкой. Хотя сейчас находятся ребята, которые с легкостью вручную, хэндпоуком, делают большие татуировки. Но это дольше. Я думаю, что тут дело в философском подходе к нанесению. Для кого-то машинка может показаться слишком малоконтактным взаимодействием. Машинка делает быстрее. А другое дело, когда человек каждую капельку пигмента, каждую точку наносит вручную, непосредственно. Каждый выбирает свой подход.

— Сколько у тебя татуировок?

— Сложно сказать полное количество. У меня много татуировок, которые я объединял между собой, какие-то наносил поверх старых. Но если считать отдельные полноценные татуировки, то их больше тридцати.

— Каких татуировок больше, тех, которые ты делал или тех, которые делали тебе?

— Больше сделал я, очень много. Можно меня и тебя, да вообще кучу людей изрисовать с ног до головы моими работами.

— Ты работаешь на дому?

— Да, у меня нет своей студии, да и в чужую как-то не хочется. Хотя последнее время я подумываю сделать свое место. Чтоб вокруг не было кучи народа, потому что дом все-таки не самое комфортное место для работы. С другой стороны есть свои удобства: не нужно ни к кому ехать, все оборудование мое. А если буду снимать помещение, то понадобится искать большую клиентскую базу.

— А кто сейчас  твои основные клиенты?

В первую очередь — друзья. Лучший способ найти себе нового клиента — это друг друга. Своего рода, сарафанное радио.

— Поскольку ты делаешь татуировки в основном друзьям и знакомым, твои цены скорее условные, у тебя нету какого-то конкретного прайс-листа?

— Прайс-листа нет.

— То есть, для тебя в татуировке все-таки на первом месте стоит творческий процесс, а потом уже деньги?

Да. И я надеюсь, что это всегда будет так, в первую очередь — творчество. Потому что занятие должно приносить удовольствие. А для меня творчество — это и есть главное удовольствие. Конечно, и денег хочется заработать, но для меня это никогда не было основной целью. Некоторые татуировки я делаю вообще бесплатно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *