28.11.2022

«Задача молодого писателя – открыть своё лицо»: дискуссия о современной прозе на Книжном салоне

Санкт-Петербургский книжный салон продолжает собирать под крышей своих лекториев интересных литературных деятелей: 20 мая прошёл круглый стол, посвящённый молодёжной прозе. На вопросы о своих произведениях и о процессе их написания отвечали молодые писательницы: Анастасия Писарева («О чём молчит Биг-Бен»), Катерина Кожевина («Лучшие люди города») и Александра Шалашова («Выключить моё видео»). В роли ведущего и модератора выступил Алексей Портнов – ведущий редактор Редакции Елены Шубиной. Двигаясь от частного к общему, писательницы отвечают на самый главный вопрос: как писать актуальную прозу?

Вечер пятницы, лекторий быстро наполняется желающими познакомиться с молодыми писательницами. Девушки занимают свои места – каждая напротив своей книги – и Алексей Портнов открывает дискуссию. Для тех, кто не успел познакомиться с произведениями, модератор обозначает основные моменты.

Анастасия Писарева – юрист-международник, выпускница петербургского отделения литературной мастерской Сreative Writing School. Её первый роман «О чём молчит Биг-Бен» посвящён абсурду современного корпоративного мира.

Катерина Кожевина – прозаик-социолог. Её роман «Лучшие люди города» получил признание критиков и принёс писательнице премию «Лицей». В произведении она детально описала Сахалинскую глубинку глазами «чужака» — девушки, приехавшей из столицы.

Александра Шалашова – выпускница литературного вуза, преподаватель и репетитор. События романа «Выключить моё видео» основываются на хорошо уже знакомой читателям реальности – карантин, пандемия, zoom, но в центре повествования – десятиклассники.

Вопросы от Алексея Портнова

Во всех книгах есть общая черта: главные герои попадают в непривычные условия. Где-то это связано с переездом, где-то с изменением привычного уклада из-за пандемии. Насколько важно было поместить главных героев в такие обстоятельства?

Катерина Кожевина: главная идея моего романа – столкнуть два мира. Мир столицы с её ценностями успеха и мир небольшого городка. Героиня выступает проводником между этими мирами. Ей важно завоевать доверие людей, которые живут в этом маленьком городе.

«Это путь открытия себя, тоски и любви… и понимания смысла в своей жизни».

Если ответить коротко, то это принципиальный момент моей книги.

Анастасия Писарева: для меня это некоторая неизбежность. Мой роман начинался как путевые заметки, но после перерос в нечто другое. Мне важно было написать о столкновении разных людей, культур, стилей жизни. Хотя вокруг героини люди имеют что-то общее – одну работу, следовательно, и образ жизни должен быть схожим.

Анастасия Писарева отвечает на вопрос. Фото: пресс-центр книжного салона

Александра Шалашова: для меня это было опытом автобиографии. Так как я репетитор по русскому языку и литературе, то карантин существенно изменил и мою жизнь, и жизнь моих ребят. Было интересно отметить, что изменилось для детей и для преподавателя, когда общение происходит через экран. Именно поэтому в романе представлен класс на дистанционном обучении, учительница, образ которой я списала с себя.

«Я исследовала моменты, когда герои не меняются и воображение тоже не меняется, но что-то такое неуловимое в воздухе… будто гроза».

-Насколько много элементов автобиографичности в ваших произведениях? Легче брать материалы из жизни или придумывать?

Анастасия Писарева: я не хотела писать автобиографию. Было важно именно художественно переосмыслить свой опыт. Вроде я, но не я. В какой-то момент я замечала, что произошло разделение с героем, стали появляться события и диалоги, которых не было, но они могли бы произойти при определённых условиях. Но тут надо не писать обо всём сразу. В жизни каждого имеются поворотные моменты и важно находить как раз самое важное. Делать выжимку.

Катерина Кожевина: мне отчасти повезло, потому что я социолог. Мой роман — результат моей профессиональной деятельности. Дело в том, что я действительно была на Сахалине в экспедиции, одной из самых ярких в моей жизни. Её цель заключалась в исследовании культуры территорий, которые переходили от одного государства к другому. В книге всё это, как мне кажется, шито белыми нитками. Вообще вся книга похожа на одно большое интервью. В этом есть плюсы, но есть и минусы. Тяжело было работать с главной героиней, так как в романе нужны внутренние конфликты, развитие персонажей. Будучи социологом делать это сложно, так как социолог – наблюдатель.

«Социолог… должен минимально вмешиваться во всё, что видит вокруг»

Именно поэтому героиню приходилось наделять своими чертами, личным опытом.

Александра Шалашова: мне очень интересен метод интервью. Говоря о том, как писать актуальный роман, хочется отметить, что мы не должны постоянно всматриваться в себя.

«Мы не должны быть бесконечными няньками своей души. Мы должны всматриваться в других людей».

Но возвращаясь к своему роману, хочу отметить, что я использовала метод наблюдения за переписками школьников, чтобы проанализировать язык десятиклассников. Я боялась быть недостоверной, но, судя по отзывам критиков, у меня получилось вполне реалистично. Что касается тенденции постоянно всматриваться в себя, мне кажется, что мы и так много находимся в себе, но надо быть с другими, снять маски. Задача молодого писателя – открыть своё лицо, показать себя обнажённым.

-Насколько хорошо получается работать, когда надо выстраивать нарратив от разных персонажей или когда сильно отличаешься от героя, от лица которого пишешь? Анастасия и Катерина, хотите ли вы написать такую полифоничную вещь, как у Александры?

Александра Шалашова: работать непросто, особенно при написании от мужского лица. Тут есть опасность впасть в женскую сентиментальность и быть недостоверной. Мне как-то дали совет: написанное от мужского лица надо дать прочитать мужчине. Если из его уст это звучит фальшиво, то ты ошибся. Вообще где-то я копировала интонации своего отца. Мне важно быть именно правдивой.

Александра Шалашова отвечает на вопрос. Фото: пресс-центр книжного салона

Катерина Кожевина: следующий роман я планирую написать от первого лица, мне хочется поработать с внутренними конфликтами главной героини. От лица мужчины я могу написать, если постараюсь, но хочется, чтобы история была целостной.

Анастасия Писарева: моя следующая книга как раз с героем-мужчиной, но, пока она в процессе, не хочу опережать события. Вообще я люблю произведения от первого лица. При чтении таких книг я очень эмоционально включаюсь в происходящее, начинаю жить героем. Я редактировала свою книгу, пытаясь переписать её в третьем лице, но пропал накал. Для написания полифоничного романа необходим высокий уровень профессионализма и замысел пока не требовал перехода к такой форме изложения.

-Ощущаете ли вы в своих героях нечто поколенческое? Насколько важно писать на актуальные темы или лучше писать о вечном?

Александра Шалашова: мне кажется, что я нарочно ничего не делала, чтобы написать актуальное произведение. Важно быть здесь и сейчас. Вообще я писала о десятиклассниках и могу сказать, что они лучше, чем мы. Роман помог мне полюбить детей.

Катерина Кожевина: как социолог я заметила две вещи, характерные для поколения тридцатилетних. Это нереализованное поколение и у него самый серьёзный кризис среднего возраста. Как раз об этом и путь моей героини.

Сложнее написать неактуальный роман, чем актуальный.

Анастасия Писарева: согласна с девочками. Надо ли вообще следовать трендам? Я не ставила задачу написать актуальную прозу. Да и надо ли эту задачу ставить? Ты в настоящем, значит это будет актуально. Ты выступаешь как свидетель, отмечаешь, что задело тебя, на что ты обратил внимание. Это актуально для тебя, а для других сказать сразу нельзя. Каждому что-то отзовётся в том или ином.

Вопросы зала

-Наверняка у вас есть авторы, которые повлияли на вас, были ориентиром. Что это за авторы?

Анастасия Писарева: безусловно, Достоевский. Очень сильно повлиял на меня. Его произведения как будто трансформируют. Психологичность Фёдора Михайловича, его характеры — всё прекрасно.

Катерина Кожевина: из классиков Чехов и Лесков. Довлатов тоже бесконечная любовь. Стараюсь каждый год ходить на довлатовские фестивали. Ранее, в мои двадцать — ранний Алексей Иванов. «Географ глобус пропил» в моём сердце.

Александра Шалашова: Сэлинджер, но даже не «Над пропастью во ржи», а «Повести о Глассах». Это как библия. Хоть я и выросла из него, но нежность сохраняется. Мне кажется, это даже напоминает супружеские чувства.

Слева направо: А.Писарева, К.Кожевина, А. Шалашова. Фото: пресс-центр книжного салона

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *