14.08.2022

Зарабатывать на жизнь, не прогуливая пары: интервью со студенткой-очницей

         Наша героиня — студентка очного отделения, которая работает официанткой в кофейне. Эта профессия многим знакома и кажется не самой сложной. Студенты идут в эту сферу, предполагая, что единственная трудность – побороть страх подходить к людям. Однако, все не так просто. Трудоустройство, условия, коммуникация – это важнейшие факторы, которые формируют отношение человека к работе, создавая для него мотивацию или, наоборот, отторжение. Развеять или подтвердить некоторые мифы о работе в сфере питания поможет Анастасия Гаврилина.

— Студент – это человек, который всегда ограничен во времени из-за учебы. Трудно ли зарабатывать на жизнь и не прогуливать при этом университет?

— Сложно, но это возможно. Есть места, где могут взять на работу, учитывая твой личный график. «Coffeeshop company» [сеть кофеен по всему миру – прим. автора], в котором я работаю официанткой, является одним из таких вариантов. Получаю, конечно, немного, но работаю всего по 6-8 часов, это радует.

начало рабочего дня

— Если работу найти сложно, значит, «очников» не хотят брать?

— Да, их берут далеко не везде. При приеме на работу спрашивают возраст, где учишься, на каком отделении. Меня часто отфутболивали из-за того, что я учусь на очном.

-Ты упомянула, что получаешь немного. Это правда, что чаевые официантам приносят больше дохода, чем зарплата?

— У нас очень низкая зарплата, но и чаевые самые маленькие, какие могут быть. Не знаю, чем это объяснить. Цены здесь, как в ресторане, а это просто кофейня. Люди не считают, что официантам нужно оставлять деньги. По сравнению с ресторанами, здесь и посетители классом пониже. Когда я работала в ресторане «Il Patio» [ресторан итальянской кухни – прим. автора], то видела, что туда идут обеспеченные люди. Даже самый злой гость обязательно оставлял 50 рублей. Здесь же, 100 рублей – это потолок с одного заказа. В моем случае, доход с чаевых превышает ставку, но это потому, что у меня не очень много смен. А так, у других сотрудников зарплата выше чаевых, поскольку они работают чаще, а их чаевые также невелики.

— То есть ты хочешь сказать, что в кофейню ходят одни только скряги?

— Не совсем так. Бывают, конечно, и не жадные, но это крайне редко.

— Бывают конфликты с гостями?

— Практически каждую смену. Порой создается такое ощущение, что приходят люди не совсем здоровые, но приходится с улыбочкой их встречать и обслуживать, слушать в свой адрес всякие гадости, но с этим ничего нельзя сделать. Мало того, что в мои обязанности входит слушать и выносить их заказ, втюхивать им всякие разные вещи, потом еще полы мыть, все натирать и чистить, так еще и слушать их ор. Очень любят во время полной посадки [ситуация, когда в кафе заняты все столики – прим. автора] резко попросить счет, срочно! А потом сидят спокойно час-два, никуда не торопясь. Любят сказать, какую-нибудь глупую, как им кажется «остроумную» шуточку, прямо за святое дело.

в ожидании чек-марки

— Как ты борешься со стрессом?

— Ну, чаще всего, никак. Бывают такие ситуации, что чуть ли не посылаешь, потому что бегаешь, бегаешь, бегаешь, это становится невыносимо. Бывали случаи, когда я убегала в подсобное помещение рыдать или срывалась на людей, просто повезло, что рядом не было администрации.

— Существует мнение, что во избежание больших потерь на списаниях, кафе могут продавать просроченную продукцию. У вас такое бывает?

— К сожалению, да. Часто бывает так, что, несмотря на постоянные маркировки продукции, мы умудряемся подавать несвежую пищу, сами того не замечая. Если на смене была «запара» [проблема с отдачей заказов, причиной которой служит перезагрузка работой, т.е. полная посадка – прим. автора] то бармен может второпях или по ошибке поставить не ту дату или вообще забыть про нее. У нас из всего персонала [из двенадцати человек – прим. автора], только один человек потрогав десерт, может определить, что тот непригоден для продажи, другие очень дорожат своими деньгами, боятся инвентаризации. Существует определенный лимит на списание продуктов, его превысить нетрудно. Все эти превышения оплачиваются за счет денег из премиальной части нашей зарплаты, а премия – почти половина нашего оклада. Так получается, что часть наших денег удерживают из-за того, что гости просто не захотели что-то брать, мы же их не можем заставить купить, поэтому мы всеми способами стараемся продавать. В таких условиях мы становимся консультантами, маркетологами, продавцами, кем угодно, но не официантами.

— Сколько с тебя списывают в месяц после подсчета инвентаризации?

— Точно не помню, получается от 300 до 600 рублей.

— Представь, у тебя заказали десерт, который как раз надо срочно продать и ты его уронила. Может ли он вновь оказаться в тарелке?

— По правилам, нужно выносить новый. Помню, когда работала в «Il Patio» пиццу можно было потребовать переделать, если она недостаточно большого размера. Здесь тоже можно без проблем потребовать. Другое дело, что на подачу нового блюда времени может и не быть. Была ситуация, когда я стояла на баре и уронила подогретый уже штрудель. Мне не хотелось платить за него. Я его помыла и потом отдала. За это могли уволить, но администрация не видела. Он подается с мороженым, присыпается пудрой, что греха таить, так и отдала.

прием заказа

— Интересовалась потом у гостя, ему было вкусно?

— Никто не спрашивал, главное, что жалоб не поступило. Что, кстати, странно, ведь там открытая кухня, все действия и ругательства сотрудников доступны каждому гостю.

— Гости часто жалуются, что ты материшься?

— На моих коллег бывали жалобы, однако ко мне не было еще ни одной претензии.

— На что посетители жалуются чаще всего?

— В основном, они считают, что мы все слишком долго делаем, медленно отдаем и т.д. Хотя, я прекрасно знаю, что такое долгое обслуживание, в других кофейнях сети ситуация бывает гораздо хуже. Очень любят предъявлять претензии по время тех же «запар». Вот когда бегаешь от одного стола к другому и не успеваешь все сделать, а тебе кричат: «девушка, где мой ролл с курицей?!». Я его что, родить должна? Мне это не понять. Но вместо дерзости в ответ я всегда говорю «очень жаль».

— Когда тебя достанет посетитель, можно ли применять к его заказу поговорку «не поваляешь – не поешь?»

— Нет, это неправильно. Плюс ко всему, это могут легко увидеть. Люди порой жалуются и на идеальную еду, а тут будут сплошные отказы. Платить за испорченную продукцию лишний раз я не хочу.

— Если бы к тебе резко пришла проверка «Ревизорро», то кофейня бы ее не прошла? Штрудель там, еще что-нибудь.

— Почему же? Думаю, что прошла бы. Штрудель – единичный случай. А продукты у нас лежат, как положено, всё подписано, рыба не лежит на одной полке с десертами, у нас все чисто, никакой пыли.

— Посоветуй читателям, что у вас в кофейне повкуснее. Что покупать, а что нет. Или может с ней лучше вообще не иметь дело?

— С ней определенно стоит иметь дело. Тут действительно очень вкусный кофе, лучший из того, что я когда-либо пробовала, даже лучше чем в «Старбаксе» [самая популярная сеть кофеен в мире – прим. автора]. Есть люди, которые со мной не согласятся, кто-то даже называет этот кофе помоями. Видимо они видят цену на этот вкуснейший напиток и их настолько пробирает злоба, что они уже не думают о другом. Могу рекомендовать также завтраки, достаточно выгодно и вкусно. Если говорить о том, что у нас не надо брать, так это супы и салаты, в этом сезоне они не очень.

— Журналисты издания «The Village» в рубрике «личный счет», утверждают, что официант получает около 100 тысяч рублей в месяц. Но ты говоришь, что платят мало, как так получается?

— Повторюсь, у меня ставка маленькая. Она составляет 60 рублей в час. Чаевых тоже мало.

готовка напитка

— То есть СМИ лжет?

— Я бы так не сказала, скорее всего, имеются ввиду официанты в крупных ресторанах. Возможно, там люди столько и получают, и то, в первую очередь за счет чаевых. И то, большая часть, скорее всего, спускают деньги сразу, не откладывая их. А наши-то 500 рублей со смены, что они дадут? В магазине на них толком ничего не купишь. И как жить даже до следующей смены – вопрос.

— Часто ли ты думаешь об увольнении?

— Очень часто, но сейчас у меня просто больше нет вариантов где работать. На очном отделении практически никто не возьмет. Слишком трудно и долго искать такое место.

— Я могу только пожелать тебе успехов в работе, чтобы у тебя никогда не было проблем с достатком.

— Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.